Проповеди монахов

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 23 май 2019, 14:19

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 1. Первое явление святого Нила Феофану в 1813 году. Искушение Феофана. Впадение в беснование. Нападение
бесов. Святой не дает бесам убить Феофана и затем, в сонном видении, исцеляет Феофана от побоев, грыжи и
беснования. Новое искушение. Предварительное явление святого. Нападение бесов на каливу Феофана.


Семь месяцев мирно прожил Феофан в пустынной своей каливе, занимаясь вязанием шерстяных шапок, пока, наконец,
завистнику-диаволу не удалось смутить его покой, прельстив мыслию, что шапки вязать дело малодоходное, а лучше заня-
ться вырезыванием узорных ложек. Феофан увлекся этой мыслью и, оставив рукоделье, начал посещать келлию Спанон,
где некоторые занимались сим мастерством, начал учиться ему. Несмотря на ревность и старания Феофана, труды его
были неуспешны, искусство не давалось ему; он раздражался и скорбел. Однажды один из братии, желая подшутить над
Феофаном, хлопнул его по спине в то время, как он сидел за верстаком. Феофан, который и без того был раздражен неу-
дачей, весьма разгневался от неуместной шутки, вышел из себя и начал поносить брата ругательными словами. За этот
неистовый гнев Феофан был немедленно наказан: к нему возвратилось беснование, и он упал, корчась в страшном припадке.
Когда у Феофана пробудилось сознание, он пришел в себя и возвратился домой, где припадок повторился; после сего бес
каждый день терзал Феофана, причиняя ему сильнейшие мучения, и Феофан один страдал в своей каливе.
В один вечер припадок был особенно сильный; когда же около девятого часа ночи Феофан пришел в себя и несколько
успокоился, то бесы внезапно с особою силой напали на него. Вокруг каливы его вся местность озарилась необыкновенным
светом; калива наполнилась вооруженными людьми с копьями и саблями в руках, которые, сверкая глазами, яростно взирали
на Феофана и, наконец, схватив его, потащили из каливы. Начальствовавший над бесами свирепо крикнул: «Бейте его!»
Бесы, ухватив Феофана за ноги, кружили его по воздуху и, размахивая телом, ударяли Феофана о землю и о камни. Фе-
офан, когда начали бить его, потерял всякую надежду спастись и сказал: аминь, т. е. конец. Бесы, ударяя Феофана, пригова-
ривали: «Раньше обещал нам одно, а теперь творишь другое?» Наконец, начальствовавший бес воскликнул: «Тащи его сюда!»
Феофана тогда потащили к пропасти, но вдруг бесы бросили его на землю и побежали от него, одни вверх в гору, а другие
вниз; на тропинке показался святой Нил, во образе старца Игнатия; Феофан, увидав его, весьма обрадовался и, думая,
что он возвращается с рыболовства в скит, решил идти с ним; собравшись с силами, встал и пошел запереть каливу,
но бесы, не желая оставить в живых свою жертву, сбросили на Феофана большой камень, который смертельно поразил
Феофана в бок. Феофан при обыкновенных условиях должен бы был пасть мертвым, но благодать святого сохранила ему
жизнь, и он имел силы встать. Не имея сил позвать Игнатия на помощь, Феофан из последних усилий пошел вслед за
ним по тропинке к скиту, пытаясь догнать его, келью же свою он оставил открытой. Игнатий продолжал тихонько ид-
ти по дороге, не оборачиваясь; Феофан, несмотря на все усилия, никак не мог догнать его. Так, наконец, дошли они
до Кавсокаливского скита и поравнялись с келлией благорасположенного к Феофану духовника Тимофея. Здесь мнимый
Игнатий исчез. Феофан, узнав знакомую келлию, постучался; когда его впустили, вошел он в келлию, повалился на пол
без сил и, хотя оставался в памяти, однако не мог двинуться ни одним членом, ни промолвить слова и объяснить братии,
что с ним случилось. Он сильно страдал от нанесенных бесами побоев, заснуть же не мог. Братия оставила Феофана и продол-
жала совершать утреню, не надеясь, что Феофан выживет. К концу утрени, перед рассветом, Феофан уснул; тут ему опять
явился святой Нил во образе старца Игнатия и исцелил его. Феофану представилось, что он в своей каливе и беседует
с Игнатием. Указав рукой на огород, который разделал Феофан, Игнатий сказал: «Хорошо ты сделал, что расчистил это место».
Феофан: «Хорошо-то хорошо, да хорошо может ли быть в пустыне?»
Святой: «Твое ли жилище пустыннее моего?»
Феофан удивился этим словам мнимого Игнатия, ибо его келлия была богатая, и возразил: «Кому другому можно бы
пожаловаться на убожество, но не Игнатию, у которого столько бизуль» (т. е. огородных и садовых террас на склоне горы).
Святой: «Отчасти ты прав, но не все знаешь (т. е. не знаешь пока, что я св. Нил и что жизнь моя в пещере была
гораздо суровее твоей)». Затем святой сказал: «Терпи и живи». Феофан: «Рад бы здесь и жить и все переносить, но очень
это трудно с такой болезнию, как моя».
Святой поднял руку, перекрестил Феофана и сказал: «Во имя Господа нашего Исуса Христа, да не мучит тебя отныне
бес». Феофан, не зная, что это говорит святой Нил, усомнился в словах Игнатия и сказал: «Столько заклинательных молитв
было надо мною читано, столько святынь, к которым я прибегал, не помогли мне, а теперь, неужели Игнатий одним
своим благословением исцелит меня?» Феофан засмеялся, но вдруг почувствовал, что его грыжа ощутительно увеличивается,
и испугался. Святой же сказал: «Это тебе, чтоб не смеялся. Однако сию болезнь терпи благодушно, ибо она способствует
отвращению другой страсти (т. е. полового хотения). Всеми силами старайся стяжать терпение, так как тебе от людей
предстоят многие искушения». Затем святой вышел из каливы; Феофан пошел за ним проводить его. Дойдя до конца разделан-
ной под огород площадки, святой сказал: «Хорошо, так и будет с тебя, чего тебе еще надо?»
Феофан: «Отцы советовали мне возделать еще больше, да я не послушал их».
Святой: «Слыхал и я сие (т. е. такие любостяжательные советы), но всего дороже терпение». Сказав это, святой повер-
нулся лицом к Феофану и промолвил: «Зайди как-нибудь ко мне, подмети мою келлию и зажги лампаду, сам я стар и
слаб». (Прим.: терпение дороже всего; святой говорит о том, что для души подвижника претерпевание некоторых недо-
статков и скудости гораздо полезнее, нежели обилие всех земных благ).
Феофана удивило предложение святого прийти подмести ему келлию, ибо под начальством Игнатия находилось немалое
братство, и он сказал: «Такое у тебя братство, а ты мне говоришь, чтобы я пришел подмести твою келлию? Да разве
это возможно, и разве дадут мне это сделать?»
Святой: «Все они так осуетились попечениями о земных, что им нет больше дела до меня, существую я или нет».
(Святой намекал на келлию Спанон.)
Феофан: «Как же мне им сказать, когда я приеду к тебе, что я пришел подмести келлию отца Игнатия? Разве не
прогонят они меня с бранью? Не прийду я к тебе».
Святой: «Не бойся, если они попробуют помешать тебе исполнить мое повеление, то я накажу их; я знаю, как с
ними надо поступить. Терпение. Отныне Бог освобождает тебя от этого страдания. Не бойся, имей терпение».
Феофан: «Ужели и на самом деле освободит меня Бог ради тодного только благословения монаха Игнатия? Напрасная
надежда».
Святой: «Вот это именно неверие и губит тебя. Но, чтобы ты уверился: се, да исцелится грыжа твоя, и да возвратишься
в здравое состояние. Если же ты и этим не уверишься, то сугубо пострадаешь. Не зови меня Игнатием, мое
имя не Игнатий, а Нил, жилище мое над Каравостасом (1) ».
Сказав это, святой Нил пошел от Феофана и, выйдя на тропинку, повернул
в сторону, противоположную скиту. Феофан же возвратился в каливу; в это мгновение он пробудился, и, о чудо, встал
совершенно здрав; от только что нанесенных побоев не осталось и следа, грыжа пришла в здравое состояние, беснование пре-
кратилось. Братия, оставившая незадолго перед сим Феофана в безнадежном состоянии, и, видя его вдруг исцелившимся,
удивилась свершившемуся чуду, прославив Всесвятаго Бога и угодника Его Нила. Чувства мира и необычайной радости
исполнили душу Феофана; благодарный святому, он поспешил добыть свечей и масла и пошел в пещеру святого. Там он
расчистил спуск в пещеру, устроил лампадку, возжег свечи и стал приходить каждый воскресный день возжигать масло
и свечи.
Прежние обитатели келлии Спанон весьма почитали пещеру святого, которая находится в пределах их владения,
постоянно возжигали они здесь масло и свечи, приходили также служить литургию; последние же обитатели осуетились
разными предприятиями и перестали посещать пещеру, так что тропу завалило камнями, а паломничество в пещеру пре-
кратилось. Ныне же чудеса, происшедшие с Феофаном, вновь привлекли многих поклонников. Требующие молитвенной
помощи искали ее у святого Нила, служили литургию, возжигали свечи и масло.

(1) Пещера с храмом преподобного находится над заливом, именуемом «Каравостас» (см. о сем подробнее в последней главе: «Житие св. Нила»).
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 24 май 2019, 14:38

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 1. Первое явление святого Нила Феофану в 1813 году. Искушение Феофана. Впадение в беснование. Нападение
бесов. Святой не дает бесам убить Феофана и затем, в сонном видении, исцеляет Феофана от побоев, грыжи и
беснования. Новое искушение. Предварительное явление святого. Нападение бесов на каливу Феофана.


Через 20 дней после своего исцеления, на день свт. Николая, Феофан пришел в скит, сначала к духовнику Тимофею, а
потом вместе с ним пошел на бдение в келлию старца Филарета, где был храмовой праздник. На празднике его попотчевали
весьма радушно и отпустили Феофана восвояси, нагрузив его торбу всякими оставшимися от праздника припасами.
На следующий день по возвращении домой Феофан, покушав досыта и выпив вина, почувствовал вдруг сильнейшее разж-
жение плоти и, чтобы успокоить кровь, вышел в лес поискать укропу. Возвращаясь домой, увидал он у дверей своей келлии
святого Нила во образе старца Игнатия, но не догадался, чтоэто святой. После взаимного приветствия святой спросил:
«Где ты был, чадо угорелое?»
Феофан: «Ходил пособрать укропу. Собираюсь позвать братий-мастеров помочь сложить каменную стенку вокруг огорода,
а то дикие козлы приходят по ночам и поедают мой лук».
Святой: «И я вижу это, однако терпение - и Бог поможет».
Феофан открыл дверь в келлию и они вошли. Святой сотворил крестное знамение и поклон перед иконою Пресвятой
Богородицы, сел на скамью, указал Феофану рукою на эту икону и сказал: «Прибегай к этой иконе, и она защитит тебя».
Обведя взором келлию и увидав в ней верстак для делания ложек, святой спросил: «Это что такое?»
Феофан: «Верстак для ложек».
Святой: «Разве ложки делаешь?»
Феофан: «А ты разве только сегодня услыхал о том, что я делаю ложки?»
Святой: «Брось это дело и твори рукоделие отцов. Желание,
явившееся в тебе, изучить это мастерство, внушено тебе диаволом с той целью, чтобы увлечь тебя сим делом и не дать
тебе прийти в мирное устроение».
Феофан: «Что же прикажешь мне делать, старче Игнатие? Не видишь разве, что калива мала, а двух станков для расчески
шерсти и для свивания ниток в ней не поместить».
Святой: «Твори рукоделие отцев, и хватит тебе на прожитие». После этого святой спросил: «Что кушаешь ты, чадо уго-
релое?»
Феофан: «А что мне кушать?»
Святой: «Всеми силами воздерживайся от вина, рыбы и прочей живности. Сходи к подобию образа моего (т. е. к старцу
Игнатию, ибо в его образе явился святой), и прикажи ему от меня помочь тебе окончить поскорее стенку твоего
огорода, ибо спустя несколько дней, в седьмом часу ночи (т.е. по-нашему, зимой в два часа), тебя должно постигнуть
великое искушение, но ты яви 'терпение. Востанут на тебя семь смертных грехов, в которых ты раньше согрешал (т. е.
те нечистые духи, которые некогда ввели Феофана в смертные грехи), кровь твоя потечет рекой из твоего носа. Эти смертные
грехи и впредь во всю жизнь твою не отступят от тебя и будут бороть тебя, так как ты некогда поддался им; поэтому, от
совета духовника да не отступиши (т. е. не предпринимай ничего, не посоветовавшись предварительно с духовником,
и не верь помыслам твоим, ибо ты, по причине прежней греховности твоей, подвержен мысленному влиянию страстей,
мысль твоя превратна и легко доступна лукавым помыслам)».

При этих словах Феофан начал догадываться, с кем он говорит, ибо вспомнил, что недавно являлся ему святой во
образе того же Игнатия, и сказал: «Ты не святой ли Нил?»
Святой отвечал: «Ты говоришь». И - исчез.
Феофан послушался святого и поспешил окончить стенку; ему помог Игнатий; через пять дней стена была окончена.
В эту самую ночь, проснувшись в полночь, Феофан встал и начал по обыкновению совершать утреню на четках, как вдруг
услыхал за дверью мяуканье кота. Подумав, что это кот скитский просится впустить его, Феофан пошел было открыть
дверь, но тогда за дверью раздался голос осла, потом собаки, коня, верблюда, затем пустыня огласилась диким ревом всех
зверей вместе; Феофан в ужасе бросился к постели и от страха спрятался под одеяло, закутавшись в него с головой. Рев
зверей сменился шумом и топотом множества людей, которые окружили каливу и по-турецки восклицали: «Чего стоите?»
- «Где он?» - «Внутри?» Среди восклицаний вдруг раздался начальственный голос: «Что же вы стоите и не тащите его
оттуда?» Вслед за этими словами разлетелось вдребезги окно каливы, бес же, разбивший окно и сунувшийся было в него,
отскочил назад, воскликнув: «Как мне войти туда, там царский телохранитель?» Но начальствовавший свирепо и громко
возразил: «Хотя бы там был и царский телохранитель, как посмеет он помешать мне? Столько времени жил я с ним,
пусть же теперь расплатится за все, в чем задолжал мне». И опять воскликнул он повелительно: «Разрушайте каливу
и тащите его оттуда!» Тогда бесы обрушились на один из углов каливы и начали разрушать ее, причем с грохотом ле-
тели камни и плиты с крыши, раскидываемые бесами. Вся калива дрожала: Феофан в ужасе ожидал, что сейчас обвалится
потолок и его задавит. От страха и ужаса помутилось у него в голове, кровь устремилась в голову и вдруг потекла из носу
обильным потоком. Тогда вспомнил Феофан, что сказал ему святой про икону Божией Матери и воскликнул: «Пресвятая
моя! Пресвятая моя! Святче Божий, помози мне!» В ответ на это тотчас раздался голос святого: «Не бойся, я здесь, несмыс-
ленный; чего испугался? Не страшился раньше того, когда слушался их, и не боялся их тогда, а теперь что в них страш-
ного? Се здрав еси, ктому не согрешай, да не горше ти что будет». Раздавшийся голос святого обратил бесов в бегство,
все они мгновенно исчезли; наступила полная тишина, и Феофан мирно уснул до утра.
На рассвете он пошел в скит и
рассказал братии все приключившееся с ним. Многие ходили поглядеть на произведенное бесами разрушение; видели также
на полу каливы следы обильно истекшей из носу Феофана крови и убедились в истинности слов его.
Несколько дней спустя Феофан чуть не был раздавлен обрушившейся скалой, и святой опять чудесно спас его. Он
добывал камни у подножия ее, как вдруг услыхал голос: «Уходи поскорей отсюда». Феофан вышел посмотреть, кто зовет его,
но, не увидев никого, хотел было вернуться к своему делу; вдруг скала с грохотом обрушилась, завалив камнями то са-
мое место, под которым только что работал Феофан, и где он должен был неминуемо погибнуть, если бы не позвал его святой.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 25 май 2019, 15:46

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 1. Первое явление святого Нила Феофану в 1813 году. Искушение Феофана. Впадение в беснование. Нападение
бесов. Святой не дает бесам убить Феофана и затем, в сонном видении, исцеляет Феофана от побоев, грыжи и
беснования. Новое искушение. Предварительное явление святого. Нападение бесов на каливу Феофана.



Вскоре после этого святой опять чудесно явился Феофану, показав ему, где взять известки, чтобы исправить разрушения,
произведенные бесами.
Когда Феофан впервые поселился в своей каливе, то для исправления ее взял известки самовольно в одной близлежащей
печи, хотя потом сказал о сем владельцу, имея намерение расплатиться с ним, но владелец весьма разгневался на посту-
пок Феофана, не хотел даже принимать платы, требуя, чтобы Феофан возвратил' ему взятую известку. Снова потребовалась
Феофану известь, и, так как никто не давал ее Феофану, несмотря на просьбу его, то он решил, будь что будет, взять
опять там же, где взял и первый раз; с этой целью, вооружившись необходимыми орудиями и взяв мешок, Феофан отправил-
ся к печи. Это, на вид незначительное, дело могло иметь для Феофана роковые последствия, ибо владелец был и без
того гневен на него за прежнее; теперь же он и вовсе не простил бы Феофану и стал бы судиться с ним, а это могло
бы в конце концов привести к выселению Феофана из лесной заброшенной каливы, на которую он никаких формальных
прав не имел. Нужда Феофана и угрожавшая ему опасность вызвали вновь чудесное содействие святого.
Выйдя из каливы и подойдя к большой дороге, Феофан встретил неизвестного ему старика-монаха, который шел в
том же направлении. Феофан поздоровался с ним и из вежливости предложил ему следовать впереди, но неизвестный
монах не согласился, предоставив сию честь Феофану. Это был святой Нил, которого не мог пока узнать Феофан. Дорогой
они начали беседовать и святой спросил Феофана: «Для чего у тебя дикей (т. е. кирка о двух лопастях) на плечах? Куда
идешь?» Феофан, не обинуясь, рассказал то, что раньше с ним произошло, и как он теперь хочет добыть себе известки.
Святой выслушал его и сказал: «Не доброе дело творишь».
Феофан: «Что же мне остается больше делать?»
Святой, таинственно намекая на свое обещание промышлять о всем потребном для Феофана, отвечал: «Попроси еще у
кого-нибудь, не даст ли он тебе».
Феофан: «Имеется у некоторых, да не дают. В чем другом здесь не отказывают, только известки не достать
Святой: «Это их дело, каждый хозяин над своей собственностию». Наконец, они дошли, беседуя, до одной заброшенной
известковой печи, и святой, остановившись, сказал: «Вот здесь есть известь, куда тебе еще идти?» Печь вокруг заросла гус-
тым кустарником, внутри ее дно было загромождено камнями; Феофан усомнился и сказал: «Возможно ли быть здесь из-
вестке?» «Как не быть, есть». С этими словами святой подошел к печи и сказал: «Имеется ли у тебя чем посечь эти кусты?»
Феофан вынул круглый нож и святой сказал: «Срезай эти ветви». Когда Феофан расчистил доступ к печи, святой сказал:
«Перекрестись и полезай внутрь». Феофан перекрестился, святой тоже; оба они спустились в печь, начали расчищать
дно и освобождать от камней.
Святой сказал Феофану: «В той стороне нет, где ты ищешь, а вот здесь есть», - и указал рукою место, где следовало
искать; место было завалено великим камнем, который святой с необычайной легкостию отвалил на сторону. Феофан изумился
такой необычайной силе и сказал: «Откуда у тебя, старика, взялась такая сила, что ты с такою легкостию ворочаешь
такие камни?»

Святой же, с улыбкой взглянув на Феофана, сказал: «Не будь так любопытен, ибо любопытство не полезно». Затем,
указав рукой где именно следует копать, сказал: «Копай здесь».
Феофан: «Хорошо, сделаю, но только какая может быть здесь известь? Пока я вижу одну лишь землю».
Святой: «Сними эту землю; под ней окажется сухая известь, которую и употреби на свою потребу; под ней есть еще лучшая
известь, которой воспользуйся, чтобы устроить цистерну, но сделай ее не как-нибудь, а тщательно и прочно».
Когда после сих слов Феофан поднял голову, чтобы взглянуть на старика, его уже не было, он исчез.
Феофан, раскопав землю, действительно нашел известь и исполнил то, что намеревался сделать.
В течение 1813 года, через четыре месяца после поселения Феофана в лесной каливе, было еще одно чудесное явление
святого Нила Феофану, но, так как это событие находится в связи с тем, что говорил святой во время явления его
Феофану в следующем 1814 году, то оно там и описывается.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 26 май 2019, 15:24

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 2. Явление святого Нила Феофану в 1814 году во образе пастуха. Данные Феофану заповеди. Возвращение котелка, взятого святым в 1813 году.


По исправлении каливы Феофан некоторое время прожил мирно, но доброненавистник диавол, воспользовавшись
тем обстоятельством, что Феофан поселился в местах, обильных укропом (где скитяне обычно зимой собирали
эту траву), воздвиг в некоторых из скитян зависть кФеофану и вражду за то, что он якобы обирает весь ук-
роп и прочие травы, что им ничего не остается. Феофан сильно вознегодовал на несправедливые притязания скитян; диавол,
смутив его, воспламенял Феофана злобой против обижающих его и желанием отомстить им. Итак, Феофан был опять на
краю погибели, ибо, с одной стороны, вражда к нему скитян могла привести к тому, что его изгнали бы из его спасительного
убежища, и он принужден был бы вернуться в мир; с другой стороны, будучи пленен злобными и мстительными помыслами,
он мог совершить какой-нибудь безумный шаг. Но и на этот раз святой Нил пришел на помощь в решительную минуту
и спас Феофана.

24 февраля, находясь под влиянием злопамятных помыслов, Феофан до того расстроился, что всю ночь от обиды плакал
и не мог нимало уснуть; так промучился он до утра, когда, наконец, рассветало и Феофан сел за рукоделье. В это самое
время раздался стук в дверь и голос: «Отче, эй, отче!» Феофан отпер дверь и увидал перед собою старика, одетого так, как
обыкновенно ходят лаврские пастухи. Старик был в черном подряснике, на плечи был накинут козий мех, за поясом было
заткнуто несколько ножей, в руках была палка. Это был святой Нил, но Феофан не догадался и подумал, что это старец
над лаврскими пастухами. Святой сказал: «Есть ли у тебя огонь, погреться?» Феофан, ответив, что есть, пригласил взойти
и стал поправлять костер в очаге, но святой продолжал стоять перед открытыми дверьми, в каливу не входил и шепотом
читал наизусть Псалтирь, по-видимому справляя великопостные часы (вместо которых некоторые пустынники прочитывают
всю Псалтирь).
Феофан разобрал стихи 144 псалма: «Царство Твое царство всех веков и владычество Твое во всяком роде
и роде» (1) ... «Верен Господь во всех делах Своих и преподобен во всех словесех Своих»... и, заключив, что старец оканчивает
часы, попытался было прервать молитву старца, начал звать его в келлию, но святой не отвечал на зов Феофана, пока не
окончил всей Псалтири и не сделал отпуста; тогда лишь святой вошел в каливу и сказал: «Давай прочтем акафист Бого-
родице». Феофан возразил: «Иди, согрейся сначала, а потом прочтешь». Но святой ответил: «Не вспашешь, и пшеница не
взойдет, не польются бразды дождем, не нальется и зерно в колосе», - сказав это, начал он с великим благоговением
читать акафист, творя на каждом припеве: «Радуйся Невесто неневестная» - земной поклон. (Чтение святым Псалтири и
акафиста должно было, по-видимому, служить к обличению нерадения Феофана, который эту ночь, обуреваемый помысла-
ми, не совершил следуемых молитв, положенных за утреню, и прямо сел, встав с постели, за рукоделье). Когда святой
дошел до последнего кондака: «О, всепетая Мати».., то сначала он прочел его обычно, но во второй раз сказал так: «О, все-
петая Мати, сохрани противолежащий Кавсокаливский скит, монаха Амвросия и всю о Христе братию»; в третий же раз
сказал: «О, всепетая Мати, сохрани сие новое обиталище монаха Феофана и всех благодетельствующих ему». Потом
святой обратился к Феофану и сказал: «Теперь ты прочти "Взбранной Воеводе"». Феофан ответил, что не умеет, но свя-
той подсказал ему и сделал следующий отпуст: «Господи Исусе Христе, молитв ради святых отец наших, иже в сей Горе
Афонской, молящих Матерь Твою, приими сие моление и отжени сопротивников, воставших на нас, от которых страждет
Гора сия».
(Воставшие сопротивники были тогда шайки разбойников, нашедшие на Святую Гору и умыслившие разорить и
ограбить монастыри и келлии. Гора была в великом страхе, ибо они уже начали приступать к исполнению своего злодей-
ства, но сия молитва святого отогнала их; неожиданно через два дня после сего они сами удалились со Святой Горы.)
Окончив молитву, святой сказал: «Благослови».
Феофан: «Добро пожаловать, сюда пожалуй, погрейся».
Святой: «Нет, я пойду».
Феофан: «Куда пойдешь? Зачем же тогда входил, если уже и уходить хочешь?»
Святой: «Зашел было погреться, но время ушло, скотина, верно, разбрелась, и надо пойти поглядеть».
Феофан: «Какая беда, если и разбрелась; после успеешь прийти».
Святой: «Ладно, присяду, ибо в другой раз не приведется, пожалуй, больше нам с тобой повидаться и побеседовать уста
к устам» (т, е. лицом к лицу).
Феофан: «А разве до этого мы с тобою когда-либо встречались или беседовали где?»
Святой: «И встречались много раз и беседовали, но ты не узнаешь меня. Скоро узнаешь, кто я таков».
Феофан: «А кто можешь ты быть таков, чтобы была нужда знать тебя? Пастух - ты, пастухом и будешь; нечем тебе
похвалиться, разве только что мехом твоим козьим. Впрочем, бывало, что и на вас иногда, как с крыши на голову, обру-
шивалось счастие, и из вашего брата пастухов делались цари, как например тот, который когда-то пас ослов (иконоборец
Конон). Поэтому, может быть, и ты когда-нибудь царем сделаешься; ну тогда придется узнать тебя, кто ты таков». Срав-
нение с иконоборцем весьма прогневало святого; он гневно взглянул на Феофана так, что тот испугался, но святой, сно-
ва кротко взглянув на Феофана, сказал: «Ну, что делать с тобой? Погодя немного, я тебя исправлю». Феофан ободрился.
Святой обвел взором каливу и, увидав в ней множество разных сосудов с припасами, сказал: «К чему тебе все это? Разве ты
поселился здесь, чтобы лавку заводить, а не для того, чтобы безмолвствовать?»
Затем, переменив предмет разговора, спро-
сил: «А что, не боишься жить здесь один? И как ты решился поселиться в сей каливе, в которой никто не мог жить? Кто
тебе это посоветовал? Как живется тебе? Как переносишь безутешность пустынного жительства?» В ответ на все эти
вопросы Феофан подробно рассказал все, что с ним произошло, и как помог ему святой Нил. Святой выслушал внимательно
и сказал: «Видишь ли, брате, как Бог, благодетельствующий человеку, сотворил тебе то, чего ты и не чаял, что и людям
не верится. Смотри же, чтобы тебе не оказаться неблагодарным Богу». (Как видно, святой именно с той целью и начал речь
о сем с Феофаном, чтобы испытать, признателен ли Феофан Богу и святому за все чудесное промышление о нем. Оказалось,
что Феофан не забыл благодеяний Божиих и не вознесся ими, но смиренномудрствует о своем недостоинстве и исполнен чув-
ства благодарности; поэтому он явился достойным и дальнейших чудесных промышлений и откровений).


(1) В Великом посту каждая вечерня оканчивается также сим псалмом.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 27 май 2019, 13:23

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 2. Явление святого Нила Феофану в 1814 году во образе пастуха. Данные Феофану заповеди. Возвращение котелка, взятого святым в 1813 году.

Феофан: «А что мне следует делать, чтобы сотворить угодное Богу, явить себя благодарным Богу и святому, расскажи мне».
Святой: «Для чего ты спрашиваешь? Если ты обещаешься исполнить на самом деле то, что я скажу, а не на словах
только, то я готов научить тебя».
Феофан: «Скажи, что следует делать мне, я запомню и исполню».
Святой: «Обещаешься ли исполнить то, что я скажу?»
Феофан: «Да, как ты мне скажешь, так я и буду делать».
Святой: «От души ли это говоришь, или устами только?»
Феофан: «От всего сердца и от всей души обещаюсь исполнить все то, чему ты меня научишь. Да будет этому свидетелем
святой Нил, и если я не исполню обещания, пусть меня он накажет, как я того буду стоить».
Услыхав от Феофана такую клятву, святой строго сказал: «О, человече! Как решился ты дать мне такое клятвенное
обещание, не узнав раньше, ни что я за человек, ни чего я от тебя потребую? Каково было бы, если бы я оказался ко-
варным прельстителем, умыслившим ввести тебя в хулу, сделать причастником каких-либо хульных догматов, хулящих
чины небесные, Пресвятую Троицу и Пресвятую Богородицу, ибо тебя, как неграмотного и несведущего в Писании, весьма
легко ввести в подобную хулу? Не следует всякому доверяться. Мог бы оказаться на моем месте и демон, который, может
быть, внушил бы тебе следовать за ним, подвел бы тебя к пропасти и, сбросив в нее, убил бы тебя. Или повел бы тебя
к морю, представил бы тебе мечтательно водную поверхность твердой, как суша, и пошел бы по ней впереди тебя, ты же
последовал бы за ним и потонул бы. Это я тебя предупреждаю на всякий случай, чтобы ты впредь был осторожен. Итак,
отныне берегись (доверяться лицам, которые неожиданно, или чудесно явились бы тебе), впредь никому не доверяйся,
ничьих советов не принимай и ничьих приказаний не исполняй (т. е. хотя бы во образе светоносного ангела кто явился).
Пресвятая Госпожа наша Богородица и Владычица мира да сохранит тебя и да покроет от врагов видимых и невидимых
и от их искушений».

Затем святой сказал Феофану: «Желание твое я исполню и скажу тебе то, о чем ты просил, только смотри, исполни
твою клятву и не окажись клятвопреступником, потому что, если не соблюдешь заповеди, которую я тебе дам, то неминуемо
впадешь в великое искушение. Первая из сих заповедей есть следующая: "Чти отца твоего и матерь твою и, взем крест,
следуй за мною". Разумеешь ли смысл?»

Феофан: «Нет, совсем не понимаю».
Святой: «Это означает, что ты должен так чтить отцев и братии, как родных отца и мать, чтобы, если кто оскорбит
тебя, то принять от него оскорбление так, как ты принял бы от отца или матери, т. е. не считал бы для себя оскорбительным
услышать от них какие-либо оскорбительные слова, не злобился и не мстил бы. Как по отношению к родному отцу и
матери совесть не позволила бы тебе мстить, враждовать или злопамятствовать за какое-либо полученное от них поно-
шение, так блюди сердце и помыслы твои, чтобы не дать войти в них какому-либо злому расположению против оби-
девшего брата; пусть совесть твоя не допускает тебя предпринять что-либо мстительное против оскорбившего тебя. Когда
же кто тебя опечалит, пойди к нему, поклонитесь друг другу и простите друг друга».

Феофан: «Но что же мне, отче,, с ними делать, когда они
безпричинно нападают на меня и вводят этим в искушение,
а я гневаюсь на них?»
Святой: «Чем же именно они соблазняются, из-за чего нападают на тебя и чем вводят тебя в искушение? Что сделал ты?»
Феофан: «Я ничего противного им не делал, они же понапрасну нападают на меня и кричат, что я будто бы всю траву
обрываю, а им ничего не остается».
Святой: «До сего времени всегда ходили много людей и собирали, недостатка в траве не было, а теперь оказывается,
что из-за тебя одного стало не хватать им травы? Разве не понимаешь, что это есть наваждение диавола, который восста-
новил их против тебя с тем, чтобы ввести тебя в беду. А ты предложи им противоядие, и они умирятся».
Феофан: «Какое же противоядие предложить им?»
Святой: «Перестань от сего дня и впредь собирать травы: укроп, дикую спаржу, аврунью, от сего места и до скита, и
не только не собирай, но и в пищу употреблять их перестань. Пусть ими досыта наедаются противники твои и пусть отравят
(в себе действие диавольской клеветы, которою отравились)».
Феофан: «Не поможет. Теперь, собирай я , или не собирай, все равно будут говорить, что собираю; поэтому пусть кричат,
а я буду себе собирать по-прежнему»
Святой: «Нет, перестань собирать травы отселе и до скита; если они и от этого не уймутся, а будут продолжать нападать
на тебя, тогда сходи и скажи обо всем духовнику».
Феофан: «Он-то больше всех и востает на меня».
Святой: «Знаю я это, но ты все-таки к нему обратись и скажи; если же он слов таких не примет, тогда пойди в мо-
настырь, пожалуйся эпитропам и поступи так, как они тебе скажут. Есть ли из-за чего душе твоей обуреваться, вздыматься
и ниспадать, когда дело это так легко поправимо? Будь мирен и не бойся. Поминай их на каноне твоем, говоря: «Помяни,
Господи, востающих на мя, ненавидящих и обидящих мя». Берегись еще богобородого Мефодия, потому что он великую
бурю подымет против нас».
Феофан: «Отчего ты говоришь: против нас? Что может он иметь против тебя? Допустим, что я безпутный и немысленный
(могу восстановить его против себя), но у тебя с ним какие могут быть сношения?»
Святой: «Не знаю, чем мог я его обидеть, но я его знаю, а он меня не знает, я вижу его, а он меня не видит, и тем
не менее я для него так же невыносим, как дым от серника, так что он не только глядеть, но и слышать про меня не
хочет». (Словами я знаю, - святой хочет сказать, что он ему молитвенно помогает; словом вижу, - что взирает сострада-
тельно).

(продолжение далее)
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 28 май 2019, 15:40

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 2. Явление святого Нила Феофану в 1814 году во образе пастуха. Данные Феофану заповеди. Возвращение котелка, взятого святым в 1813 году.


Феофан: «А тебе что, пусть себе творит, что хочет».
Святой: «Тебе злого он ничего сделать не возможет, но на свою голову сотворит злую волю свою; поэтому, что бы он
против тебя ни сделал, ты переноси с терпением, не возмущаясь, не смущаясь и не волнуясь, восходя и нисходя (т. е.
не возносись злобою и не нисходи в отчаяние), но возвращай мысль твою к твоим грехам, прежде соделанным тобою, ко-
торых у тебя такое множество».
Феофан: «Откуда знаешь ты, что я таков?»
Святой: «По крови лица твоего видно, что ты убийца, отрекся Христа и пал в страстях».
Феофан: «Поверь мне, что воистину я, окаянный, сотворил все то, что ты сказал», - и Феофан стал рассказывать всю
жизнь свою и исповедывать все свои грехопадения.
Святой: «Сделанного не воротишь, только теперь берегись, берегись, чтобы тебе отныне и впредь больше не оскверниться.
А что другие умыслят против тебя, - этого не бойся: пусть творят, что хотят; что они возмогут сотворить тебе? Поэтому
будь спокоен, заботься лишь о том, чтобы собирать помыслы свои во главу свою» (т. е. не давать себе грешить мысленно
и мечтать). От этих слов у Феофана на душе сделалось радостно, он утешился и умилился сердцем.
После этого Феофан сказал: «Еще об одном спрошу тебя?»
Святой: «О чем хочешь спросить?»
Феофан: «Что значит слово "богобородый", которым ты прозвал Мефодия?» Святой отвечал: «Богобородым я прозвал
его потому, что он безбожник, для него его борода есть бог, он чтит ее, как бога, но не чтит Бога небесного. Не Богородица
его упование, но борода; она его утешение, она его упование. Ее почитает он своей промыслительницей, своей спасите-
льницей, но не у Бога надеется обрести покров и спасение. Поэтому и зову я его богобородым. Ты же, если хочешь спас-
тись и не впасть в убийство, смотри, тщательно береги себя от него; не принимай никаких его подарков, никаких его
советов, не имей с ним никаких сношений; когда встретишься, то поклонись и тотчас же отходи от него, ибо он всецело
поработил себя злу и стал образом нечестивого иерея. Смотри же, тщательно храни себя от него, чтобы и тебе не сделаться
жертвой диавола. При всех же враждебных его проступках против тебя соблюдай следующее правило: переноси с терпе-
нием. Не бойся, вреда тебе сделать он никакого не возможет; ты же переноси все Христа ради, и Бог, видя твое терпение,
отвратит его от его злого умысла, или пресечет его злой совет.
Берегись еще, чтобы тебе, ни отсюда не посылать никаких писем в мир, ни другу, ни родному брату, ни родственнику,
ни знакомому, ни из мира никаких писем не получать.

Запомни же хорошенько слова мои и смотри хорошенько, чтобы тебе исполнить их в точности; хорошенько внимай
себе, чтобы не явиться клятвопреступником и ни в чем не преступить заповеди сей. Еще остерегайся того, чтобы дерзать
тебе входить в алтарь и прислуживать священнику.
Остерегайся еще вообще всякого повода, который мог бы восстановить против тебя скитян, чтобы не нашли бы они
благословной причины за злобу твою изгнать тебя отсюда и чтобы тогда диавол опять не угнал тебя в мир и вновь не
поработил бы себе.
Когда шествуешь с кем дорогой, как, например, когда идешь совместно с кем-нибудь к литургии в скит, уступай иногда
спутнику твоему честь идти впереди (1) .
Когда приходишь в скит, не дерзай взирать на лица братии, но смотри всегда на землю, воспоминая ту персть, из которой
ты создан Богом. Не входи в скит без подориона (т. е. рясы) и наметки и не ходи по скиту в одном подряснике.

Вот первая заповедь, старайся всеми силами соблюсти ее.
Скажем вторую. Она выражается сими словами: "Марфо, Марфо, печешися и молвиши о мнозе. Мария же благую часть
избра".
Понимаешь ли, что это значит?»
Феофан отвечал: «Не знаю».
Святой: «Сие есть: храни себя от многоядения (чревоугодия), ибо оно помрачает ум человека, делает его дебелым,
неспособным для духовных созерцаний, нерадивым, ленивым к Богослужению и молитве, небрежным к канону; особенно
треклятый враг чрез эту страсть, обременяя ум (сонливостию) и отягощая все тело великой тяготою, препятствует ночному
бдению.
Остерегайтеся есть бобовые растения: ревит, фасоль, бобы и т. п. Остерегайтеся есть сырые фрукты: виноград,
груши, яблоки и т. п. Из всех плодов можно тебе есть сии четыре: орехи - простые и волоцкие, маслины, изюм и смоквы,
причем, последние только сушеные, а не сырые. Эти плоды можешь запасать себе».
Феофан: «Следовательно, выходит, что и хлеба есть не смей».
Святой: «Хлеб ешь с луком, но не поджаривая его, или ешь с горькими травами вместе с чесноком. Изредка можешь
есть пшеничный рис».
Феофан спросил: «Что такое пшеничный рис?»
Святой: «Это значит пшеничная крупа (вареная как рисовый пилав с маслом и называемая "плигури"). Можешь есть и
все прочее, что делается из пшеницы, но не объедайся. По субботам, воскресным и праздничным дням и в дни памяти
святых, когда есть разрешение (на вино и елей), разрешай и ты себе (елей) во славу Божию и святых Его; в эти дни
ешь с маслом, вари плигури, и ешь маслины, в прочие же дни вари куркут (т. е. отварную в воде пшеницу, неободранную
и без масла), или орехи, или смоквы, или изюм, или мед, но не все зараз, а в переменку: один день - одно, другой -
другое. Старайся блюсти девятый час (т. е. не вкушать ничего до трех часов пополудни).
Без особой нужды, праздно никуда не ходи, чтобы не ввалиться тебе опять, как свинья в болото. Да будет твоя походка
умеренна и скромна.
Ничего не предпринимай, не посоветовавшись. Все это выражает слово, подразумеваемое Марфой; разъясним теперь
подразумеваемое Марией. "Мария благую часть избра, яже не отымется от нея".

Понимаешь ли что я этим хочу сказать?»
Феофан: «Не понимаю, растолкуй мне и это».
Святой: «Сие относится к богослужению: не смей выходить из церкви наружу, чтобы с кем-нибудь побеседовать. Старайся
уже находиться в храме, когда произносит священник "Благословен Бог..." - и не выходи, пока не услышишь отпуста:
"Молитвами святых отец"... Так же поступай и во время (всенощных) бдений, старайся всеми силами собирать ум свой,
не давай ему рассеиваться, скитаться туда и сюда, но вникай умом в божественные слова, как вникала Мария, которая
"благую часть избра".


(1) На Афоне дороги - узенькие тропинки; двоим рядом идти нельзя, а надобно одному идти впереди, а другому позади.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 29 май 2019, 14:40

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 2. Явление святого Нила Феофану в 1814 году во образе пастуха. Данные Феофану заповеди. Возвращение котелка, взятого святым в 1813 году.

Не вознеради о бдении еженощном, келейном, т. е. посвящай ночь молитве, не давай себе дремать, но бодрствуй.
Соблюди же все, что я сказал, и будешь безопасен (т. е. не пленишься никакой страстью, не постигнет тебя никакое
гибельное искушение). Пекись о душе твоей, ибо о всем телесном, нужном для тебя, печется святой, как он обещался
тебе, душу же твою он снабдить не может (без твоего собственного труда), он может только указать тебе путь спасения,
дать заповеди и наставления на разные случаи: если ты все исполнишь, как он сказал тебе, то стяжешь себе сокровища
для души». После этого святой переменил разговор и спросил: «Ходишь ли когда в пещеру (св. Нила) и возжигаешь ли
там когда лампаду?»
Феофан ответил: «Хожу».
Святой: «И ходи... А что спуск в пещеру удобен?»
Феофан: «Молодые спускаются, а старики не могут».
Святой: «Исправь тропу, чтобы можно было и старикам спускаться для здравия души и тела. Когда собираешься
сходить туда?»
Феофан: «Обыкновенно всегда хожу по субботам, воскресным и праздничным дням».
Святой: «Хорошо делаешь, ходи, святой не оставит тебя и наградит тебя».
Феофан ответил: «В надежде на это я и хожу, а иначе стал ли бы кто туда ходить, спускаться и подниматься по таким
трудным скалам, ибо это великий труд».
Святой: «За этот труд ты получишь от меня награду».
Затем святой опять переменил речь и стал расспрашивать, как живет братия на келлии Спанон, которая над его пещерой.
Святой: «А братию когда посещаешь? Как они поживают и что поделывают?»
Феофан: «Что им делать, когда они совсем с толку сбились».
Святой: «Отчего же они с толку сбились?»
Феофан: «Оттого, что старца их никогда дома нет, так как он постоянно уезжает на остров Тассо».
Святой: «Неужели он не оставил еще своих мирских промыслов? Скажи им, что если они не бросят этих мирских
сует, если не возвратятся к своим прежним рукоделиям, то понесут большие убытки. Поэтому, пусть послушаются моего
совета: пусть продадут судно и пчел (1) , а вырученными от продажи деньгами заплатят часть своего долга; пусть все,
старшие и младшие, садятся за свое рукоделье; так мирно, мало-помалу они придут в силу (расплатиться с долгом).
Кое-когда могут и в мир послать (по сбору), но только, чтобы основанием их занятий было бы домашнее рукоделье, а не
погибельные внешние морские предприятия, от которых разоряется их дом и чрез которые даже рукодельем теперь
некому у них заниматься, богослужение оставляется, келлейный канон опускается. При таких условиях какое духовное
сокровище могут они стяжать на день старости своей и для доброго ответа на день смерти своей? Кроме того (бедствуют
они) и теперь: чем уплатят они данку свою и права, на что купят хлеба? Видишь, к какому разорению довело
их море?
Старец же их, ради пристрастия своего к морю сокращает даже молитвы в литургии, не чувствуя, несчастный, какой
страшной ответственности он за это подлежит; так укачало его море.
От любви к морю и к мирским суетам ум его до
такой степени помрачился, что когда он служит литургию, то не вникает в смысл того, что совершает, заботясь лишь
о том, как бы поскорее окончить ее и спешит; для этого даже пропускает некоторые молитвы,
а именно: "Сотвори с нами
богатые милости и щедроты Твоя..." - молитва 1-го антифона; "Господи Боже наш, спаси люди Твоя..." - молитва 2-го
антифона; "Подая нам познание Твоея истины"... - молитва 3-го антифона; "Боже наш... сподобивый нас смиренных и
недостойных раб Твоих"... - молитва во время Трисвятаго; также и другое многое опускает; меня ужасает ответ, который
он должен будет дать за это по кончине своей.
За подобное сокращение литургии, сделанное по повелению Константина, последнего греческого царя, Бог предал все
его царство иноязычникам.

Сей царь имел страсть к пиршествам, проводя время в разных пирах и празднествах. Однажды он устроил большой
праздник и очень был озабочен им, так что, присутствуя, как полагалось, на литургии, в нетерпении хотел, чтобы литургия
поскорее окончилась; поэтому он послал в алтарь сказать служащему, чтобы иерей скорее ее кончал, потому что царь
спешит на праздник. Но иерей не дерзнул сокращать чина литургии, продолжая служить с благоговением и не торопясь.
Царь, видя непокорство иерея, весьма разгневался и послал за палачом; когда палач пришел, царь послал его к иерею
со следующим приказанием: "Пойди, прикажи иерею немедленно сделать отпуст". Палач пошел в алтарь, передал приказа-
ние иерею; иерей, убоявшись по немощи человеческой, сделал отпуст, не дослужив половины литургии. Но сия опущенная
половина искупилась дорогой ценою: всем своим царствомт заплатил за нее Константин, сделав отпуст своему царствова-
нию, так как заставил сделать отпуст, не докончив литургии; царством его (греческим) завладели иноплеменники, а царь
обнажился и лишился всех царских благ, ибо разоблачил иерея, не дав ему докончить литургии.


(1) «Пусть продадут судно»; от пещеры Спанон до острова Тассо будет не менее 50 верст морского плавания. Очевидно, для поездки на
остров Тассо (ради пчельника) употреблялась не лодка, а более крупное, парусное «судно» (по тамошнему «брацера»). Конечно, за
продажу такой «брацеры» (а не лодки) можно было получить немалую денежную толику; посему святой и говорит, чтобы вырученными от
сей продажи деньгами уплатили часть долга за келлией Спанон.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 30 май 2019, 14:52

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 2. Явление святого Нила Феофану в 1814 году во образе пастуха. Данные Феофану заповеди. Возвращение котелка, взятого святым в 1813 году.

Так и сей старец Дионисий окажется при исходе души его из тела в день смерти - нагим, лишенным всех литургийных
благ, не сподобится он носить на себе знамение сего таинства, дающего добрый ответ на Страшном суде, но услышит страш-
ные слова страшного Судии: "О, рабе лукавый, где твоя брачная одежда, которую Я даровал тебе?" О, несчастный, что
ты тогда на это ответишь?

Видишь ли, видишь ли, к чему привело сего погибающего человека многопопечительное пристрастие к пчеловодству,
которое губит его душевно и телесно, ибо и в телесном потерпел он великие убытки? Но как мне помочь сему угорелому, ког-
да он совершенно угорел от своей суеты. Что мне с ним делать? Такие и такие убытки нимало не отрезвили его; прель-
щаемый диаволом, он продолжает увлекаться разными мечтами, воображая себе пропасть равниною, а море сушею, и
еще сильнее пристращается к нему (т. е. к морю), в котором сей прелестник ищет потопить его.
Скажи им, чтобы они с честию покоили старца иеромонаха Иону и не уничижали его, ибо они забывают и не помнят
того, что они его хлеб едят, и так грубо с ним обходятся. Положим, что этим они душе его повредить не могут, но
свои души они безчестят теми безчестиями, которые наносят старцу. Смотри, берегись, чтобы тебе когда-нибудь не пришло
бы на мысль похвалиться промышлением о тебе святого и не сказать себе: мне помогает святой; каких мне еще бояться
искушений, что может быть теперь опасным для души моей? Нет, нет, выкинь из головы этот помысл. Когда же воспомина-
нию твоему станут представляться различные яства, тогда приводи себе на память, что чрез сии яства ты соделал, когда был
в Руссике и восточных пределах».
Феофан: «Хорошо, я передам твои слова братии, но разве они меня послушают?»
Святой: «Ты только передай им: если же они не послушают тебя, то пожалеют о сем; когда один из них погибнет и тщет-
но будет их раскаяние, тогда они поневоле бросят все это. Если же они хотят избежать сей беды, то пусть исполнят
слово мое и тогда проживут мирно».
После этого святой опять перевел речь и спросил: «У кого останавливаешься, когда приходишь в скит?»
Феофан отвечал, что у Филарета.
Святой: «А в келлию покойного Кир Тимофея когда заходишь?»
Феофан: «И к ним захожу, но часто не смею».
Святой: «Хорошо делаешь». Помолчав немного спросил: «Как поживает он, старец Тимофей, преемник покойного Кир
Тимофея? Мирствует ли?»
Феофан: «А какие у него заботы, чтобы не мирствовать? Ест себе и пьет в волю, ублажает душу свою и тело, и в
добром здравии пребывает».
Святой: «Отчего ушел от него иеромонах Феодорит? Ужели не мог себе найти в скиту иного прибежища, что счел не-
обходимым совсем уйти из скита? Ведомо да будет тебе, что от этого он столько же потерял, сколько тот земледелец,
который, потрудившись над обработкой поля и засеяв его семенами, когда семена прекрасно взошли, и при благорастворе-
нии воздухов ожидалось изобилие плодов земных, бросил свое поле, а ему оставалось только сжать и сложить в житницу,
пошел себе искать другого места, а его пашней воспользовался другой, который, поселившись на ней, пожал прекрасную
жатву и собрал обильно плоды. Тот же первый земледелец, найдя себе иное место, вспахал его и засеял, но семя не
взошло. Так поступил и сей иеромонах. Своим уходом он причинил много соблазна и смущения братии. Вестно да бу-
дет тебе, что иеромонах Тимофей так скоро умер из-за скорбей, причиненных ему иеромонахом
Феодоритом.
Господь наш Исус Христос не скорбел из-за того, что евреи подвергли Его всем мукам, но молился за них, говоря:
"Отче! Отпусти им, не ведят бо что творят".
О погибели Иуды Христос весьма скорбел, ибо имел его в доверии, любил
наравне с прочими апостолами. Господь скорбел, что предается именно тем, который был у Него в таком доверии и любви.

Подобно тому, как Господь Исус Христос столь сильно скорбел об Иуде, впавшем в порабощение диаволу, так и старец Ти-
мофей скорбел из-за того же».
Феофан возразил: «Он (Феодорит) ушел с благословения своего старца, а не так, как ты говоришь».
Святой: «Мало пользует благословение, вынужденное, похищенное с обманом, данное с воздыханием; таково было
благословение, причинившее великую скорбь душе бедного иеромонаха Тимофея». Сказав это, святой прослезился, затем
продолжал речь и сказал: «Допустим, что у него мог быть повод скорбеть на покойного старца, а теперь какую причину
он находит, чтобы быть недовольным сим иеромонахом Тимофеем, уничижать, осуждать и гневаться на него? Случилось
же все это вследствие того, что иеродиакон Герасим (впоследствии иеромонах, списатель сей книги) отдал ему деньги, которых
ему не подобало бы иметь, и которые он, скрывая от старца, хранил спрятанными в пеньке».
Феофан: «Как мог ты все это узнать, что так подробно рассказываешь? »
Святой: «Не только это, но и все я знаю про них. Да будет вечно признателен иеродиакон Герасим Кир Тимофею и не
забывает того, что он избавил его от ада преисподнейшего. Зачем был он так неразумен, что отдал их (т. е. деньги Феодориту)?..
И зачем он тайно хранил их»...
Феофан: «Что же худого сделал сей бедняга тем, что доверился и под влиянием братской любви отдал деньги? Разве
мог он предвидеть, что из-за этого произойдут те скорби, о которых ты говоришь?»
Святой: «Братская любовь? Это прелесть диавольская, а не братская любовь. Т. е. те, по-видимому, братолюбивые
чувства, ради которых отдал деньги Герасим Феодориту, происходили не от истинного братолюбия, но были искусственно
подогреты диаволом, умыслившим этим погубить их обоих. Знай хорошо, что этим они оба чуть не уловились в капкан;
пусть они поминают того, который помог им освободиться от сей западни и да будут благодарны ему. Но по смерти его
ненавистник добра диавол расставил им новую сеть, внушая покинуть братство и совершить первоначальное свое намерение;
один из них уловился в нее (т. е. Феодорит, который вторично ушел из келлии и из скита), Герасима же спасли молитвы
его родителей. Диакон, т. е. Герасим, явив терпение и не покинув своего метания (т. е. места пострига), победил этим
семиглавого зверя, попрал его сеть, и теперь мирен. Да мирствует он, да пожинает плоды с пашни, да собирает в свою
житницу и да вкушает их».
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 31 май 2019, 14:13

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 2. Явление святого Нила Феофану в 1814 году во образе пастуха. Данные Феофану заповеди. Возвращение котелка, взятого святым в 1813 году.

Феофан: «Да, теперь у них нет раздоров в братстве, и они живут мирно».
Святой: «Дай Бог. И да пошлет им преблагий Господь мир, чтобы они еще более мирствовали. Но только да блюдут
себя, чтобы не принимать мысли, что им в ином месте может быть лучше и спокойнее.
Нет, нет, пусть совсем выкинут
эту мысль из головы. Кто может наперед поручиться, что если пересадить деревцо, оно и на новом месте будет расти?
Это неизвестно; посему, если на каком-либо месте дерево хорошо вкоренилось и приносит плод, то какая нужда пере-
саживать его?
Некто принес в дар своему богатому барину один сосуд, вазу, для украшения палат сего вельможи. Ваза сия, хотя
несколько поизносилась, но все же была хороша; барин полюбил ее. Будучи благоутробен и долготерпелив, он скорбел о
порче вазы, размышляя, как ее исправить; решил, наконец, отдать вызолотить ее позолотчику, который вызолотил ее,
исправил все изъяны и возвратил владельцу палаты. Вельможа поставил вазу во дворце, на видном месте; люди его, глядя,
любовались ею и радовались, что приобрели такой красивый сосуд для палат своего барина. Но вот, тот, который подарил
вазу во дворец барина, стал требовать, чтобы владелец палат возвратил ему его дар обратно, говоря: "Верни мне вазу, ибо
я ухожу от тебя". Вельможа спросил: "Почему, подарив вазу раньше, стал ты ее назад требовать?" Отвечал злообразный:
"Я тебе подарил ее, надеясь, что ты по достоинству оценишь ее, как самый красивый сосуд в твоих палатах, и будешь
дорожить ею более всех прочих ваз". Тогда вельможа сказал: "Хорошо, я поставлю ее на самое видное место в моем дворце".
От этого умирился на некоторое время злообразный, но, если в сосуде вино закиснет, то ничем не сохранишь его от
того, чтобы оно окончательно не прокисло, хотя бы ты позолотил сосуд. Так и прельстившийся какой-либо мечтой: не
остановится, пока не осуществит мечты своей, тогда только убедится, что мысль была гнилая.
Как гранаты не узнать по
наружному виду, что она гнилая, так и прелестной мечты; как гнилая граната кажется прекрасной, пока не разрежешь
ее; потом по нестерпимому смраду, который из нее изойдет, убедишься, что она гнилая, так и обманчивая мечта кажется
благообразной (т. е. полезной), пока не осуществится.
Сей злообразный, прельстившись позолотой своей вазы, возмечтал, как Денница, самому сделаться барином и свои
палаты украсить еще краше палат его вельможи. Разыскав для себя в некоем месте палату, успел при помощи коварства
приобресть ее и стал мечтать: "Устрою себе залу и унесу тайно вазу из дворца вельмож, ибо я имею на это право, так
как она моя собственная, раздобуду себе еще вторую такую же, вызолочу ее и поставлю обе в зале". Но Бог расстроил
его замысел. Вельможа, узнав, что он купил поместье, и предвидев, что он станет пытаться унести свою вазу, приказал
спрятать ее в кладовую. Тогда злообразный, видя, что не удалось ему тайно унести вазу, начал с гневом поносить вель-
можу за то, что он убрал вазу с прежнего почетного места, и говорил: "За что снял ты с места вазу? Что я сделал тебе?
Верни мне ее, я ухожу от тебя". Вельможа же отвечал: "Не имеешь ты более прав собственности на вазу, ибо ты добро-
вольно подарил ее во дворец. Но, раз ты требуешь, то бери ее себе, только позолоту я сниму с нее, ибо я позолотил ее".
Тогда злорасположенный воскликнул: "Не смеешь снимать позолоты с моего сосуда". Вельможа же отвечал: "Могу и
снять позолоту, и оставить ее, ибо я позолотил вазу". Тогда коварный начал препираться с вельможей, чтобы он не снимал
позолоты; наконец, сказал: "Пойду к позолотчику, и если он возьмется снять позолоту так, чтобы не повредилась ваза,
то пусть снимает". Пошел он к златарю, сказав ему все дело; златарь же начал его уговаривать и говорил: "К чему тебе
отбирать вазу, оставь ее у господина, там хорошо ей будет". Но от этих слов коварный еще более озлился, дал волю злоб-
ному языку своему, и начал устами своими пожирать вельможу, понося его перед златарем и всеми бывшими
там.
Когда вельможа услыхал, каким поношениям он подвергся, то крайня огорчился, печаль уязвила его до глубины сердца,
так как он уже тогда болел и страдал чахоткой; от скорби болезнь приняла роковой оборот. Тогда коварный, уразумев,
что смерть вельможи близка, притворно раскаялся, перестал требовать свою вазу и стал просить
прощенья...
Так поступил Феодорит с Тимофеем. Старец (Тимофей), видя благую перемену в Феодорите и думая, что он кается
искренно, принял его, как блудного сына, не ведая скрытого его лукавства, почтил его, доверился ему в три раза больше
прежнего, только бы он был мирен и не стремился бы опять уйти. Но, как он был неблагодарен, и есть таков, то не удов-
летворился всем этим и все-таки ушел, вынудив старца дать ему благословение перед смертию на это; уходя, унес он
грабительски и воровски даже такие вещи, которые составляют священную собственность келлии (т. е. вписаны в
омологии)».
Феофан: «Грабительски и воровски он ничего не уносил, но старец добровольно отдал ему все те вещи».
Святой: «С ведома мог ли он отдать вещи, принадлежащие келлии по омологии, зная, что тот, кто отдает их, и тот, кто
берет, повинны в святотатстве? Вещи, посвященные скиту, суть священная собственность скита.
Если старец когда и
давал их Феодориту, то не с тем, чтобы он унес их из скита, но только чтобы пользовался ими в скиту.
Все, покинувшие скит и перешедшие из него в другое место, впоследствии весьма в этом раскаивались. И кто из таковых,
покинувших скит, был потом благополучен в жизни, или успел в подвигах, как мечтал, уходя? Все они сделались заб-
лудшими, помраченными (потерпевшими ущерб) душевно и телесно.
Не к тому говорю я это, чтобы выхвалять свой скит
и уничижать все другие монастыри и скиты. О, нет, не буди сего, Боже Всецарю, - и святой возвел очи к небу, - но я
говорю это про всех, которые ушли оттуда, где полагали начало, как это часто бывает в нынешнее время; таким поступ-
ком утратили они все, что приобрели».

Феофан: «Скажи мне теперь: вот я пойду к ним и передам все слова твои, как назвать мне им тебя? Кто ты таков?»
Святой: «А ты и до сих пор еще не догадался, кто я таков? Столько раз беседовали мы вместе, и ты все еще не
узнаешь?»
Феофан: «Пожалуйста, скажи мне, кто такое ты, и почему ты говоришь, что мы столько раз вместе беседовали? Не Нил
ли ты святой?»
Святой: «Вглядись хорошенько, может быть и узнаешь».
Феофан: «Как мне его узнать, когда он является то во образе одного, то во образе другого. Ныне же вижу тебя во
образе пастуха. Каким вижу, за такого и принимаю».
Святой: «Каким видишь, за того и принимай, но все-таки исполни то, что я заповедал тебе творить, и вскоре узнаешь,
кто я».
В это время вдруг на дворе что-то загремело, как будто стенка повалилась. Феофан выскочил за дверь посмотреть,
что такое упало; все стояло по-прежнему на месте, он вернулся в каливу, но святого в ней уже не было; он исчез, на месте
же, где святой сидел, лежал небольшой котелок. Феофан взял его в руки, осмотрел и узнал, что это тот самый, который
8 месяцев тому назад у него взял в дороге неизвестный оборванный старик-монах и чудесно потом исчез с ним.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 01 июн 2019, 16:35

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 2. Явление святого Нила Феофану в 1814 году во образе пастуха. Данные Феофану заповеди. Возвращение котелка, взятого святым в 1813 году.

Случилось это за три месяца до беснования Феофана и чудесного исцеления его святым. Произошло сие таким образом.
Когда Феофан, возвратившись из Анатолии во Святую Гору, был целый год в неопределенном положении, потому что ни-
кто не желал брать его в послушники, то большую часть времени прожил он в Кавсокаливском скиту, в келлии Кир
Тимофея, который приходился ему земляком. Когда, наконец, он решился уехать с Афона и вернуться в мир, тогда впервые
явился ему на поляне у пустой хижины святой Нил, обещал ему промышлять о всем необходимом для жизни его и сове-
товал поселиться в ней. Святой тогда не назвал себя Феофану, а назвал себя лишь в следующее свое явление, когда бесы
избили Феофана, и святой дважды явился во образе монаха Игнатия: 1) около каливы и 2) в сонном видении в келлии
Кир Тимофея, исцелив Феофана от грыжи, беснования и увечий, нанесенных бесами.
Вслед за поселением в лесу Феофана Кир Тимофей заболел и через два месяца скончался. Имуществом своим распоря-
дился, распределив его между братиями по духовному завещанию; одарил каждого, в том числе иеромонаха Феодорита,
которому оставил несколько денег и кое-какие вещи. В завещании покойник упомянул, что если Феодорит будет уходить,
то ни на какие более вещи он заявлять притязаний не должен. Завещание было утверждено проклятием против тех, кои бы
нарушили его. Так скончался и отошел ко Господу Кир Тимофей, иеромонах же Феодорит после его смерти, забрав все,
что ему следовало по духовному завещанию старца, ушел совсем из Кавсокаливского скита и перешел в Ксенофский,
где купил себе келлию, причем, уходя, сверх положенных вещей, стал требовать еще другие, вопреки завещанию старца.
Братия решила отдать их, чтобы не тягаться с Феодоритом. Наконец, из Ксенофского скита Феодорит опять прислал тре-
бование переслать ему тот котелок, в котором он раньше варил всегда клей. Братия решила и котелок отослать ему;
котелок отдали Феофану, который собрался идти на Карею, чтобы он передал его в Ксенофском скиту Феодориту. Взяв
котелок, Феофан положил его в сумку и отправился в путь. Ценность котелка сама по себе была ничтожна, но братия,
отдавая котелок, и Феодорит, принимая его, делались повинными в святотатстве, ибо вещи, значащиеся в омологии, не-
отчуждаемы. Во-вторых, за сие святотатство тяготело проклятие, ибо нарушилось завещание старца. Посему здесь выступил
преподобный Нил с вразумлением против святотатцев. Положив котелок в сумку, Феофан вышел из скита и стал подниматься
в гору. Дойдя до келлии св. Антония, он присел отдохнуть и, увидав около дороги дерево, пригодное для выделки ложек,
решил срубить его, ибо незадолго перед тем взял у одного брата в долг подобное дерево, чтобы учиться делать ложки,
пообещав ему вернуть такое же, для чего попросил у владельца сей келлии дозволения вырубить себе дерево, обещая ему
заплатить за него. Владелец дозволил, но с тем условием, чтобы Феофан вырубил его себе на высоком и скалистом
месте. Последним условием однако пренебрег Феофан и, решив срубить дерево, которое намеревался захватить на обратном
пути, пошел в соседнюю келью, попросил топор, срубил дерево, положив его невдалеке от дороги. Затем стал он подниматься
в гору и, взойдя на подъем, сел отдохнуть и закусить у источника.
Сняв с себя торбу, он вынул хлебца и сел на солнечном припеке, так как вспотел и боялся простыть, торбу же положил
на каменном корыте; начал он закусывать, поглядывая на торбу, чтобы ее кто-нибудь не стащил. Вдруг в чаще деревьев
показался какой-то оборванный старик-монах. Феофан, подумав, что это какой-нибудь блаженный (т. е. живущий в
пещерке, или скитающийся в лесах), и побоявшись, как бы он не стал требовать от него хлеба, который ему самому был
нужен в дороге, встал и поспешно убрал хлеб в торбу. В это самое время подошел старик, который был святой Нил, и
сказал: «Час добрый».
Феофан: «Взаимно здравия желаю».
Святой: «Чего на солнце сел?»
Феофан: «Вспотел и прозяб, вот и хочу согреться».
Святой: «Что работал, что так вспотел?»
Феофан рассердился и сказал: «Тебе какое дело знать? Какое право имеешь допытываться?»
Святой: «Отчего так рассердился? Оттого ли только, что я спросил тебя? И ты из-за этого одного так рассердился?»
Кроткий ответ старца успокоил гнев Феофана, и он отвечал: «Один брат одолжил мне дерево, и я срубил другое, чтобы
ему вернуть; на возвратном пути захвачу его с собой и отдам кому должен».
Святой: «На каком месте сказал тебе брат срубить его, и на каком ты срубил? Не сказал ли он тебе, чтобы ты вырубил
его на горе, на скалистом месте, а ты срубил его на низу? Как скажешь теперь брату, когда вернешься в скит? Скажешь,
небось, что срубил на горе, на скалистом месте? Вот за ложь твою ты так и страдаешь и так наказуешься. Ну, а сейчас
куда пойдешь?»
Феофан: «Зачем спрашиваешь?»
Святой: «Разве спросить нельзя?»
Феофан: «Не нельзя, а зачем тебе знать?»
Святой: «Пусть так, иди себе куда хочешь, только сперва мою вещь мне верни».
Феофан, подумав, что он просит хлеба, отрезал хлеба, дал ему и сказал: «Не хочешь ли и маслин?»
Святой: «Ничего мне не надо, человече, только я требую, чтобы мою вещь ты мне вернул».
Феофан: «Какой вещи можешь ты от меня требовать? Разве мы с тобой видались, чтобы ты мог мне что-либо дать и
теперь требовать возврата?»
Сказав это и увидав, что выражение лица старика сделалось весьма грозным, Феофан испугался (и, чтобы доказать, что
у него не может быть чужой вещи), стал вынимать все вещи из торбы и показывать ему. Святой смотрел на вещи, интере-
совался о каждой, весьма удивившись, когда Феофан вынул селенгозы (род съедобных улиток), и спросил: «Это что такое?»
Феофан отвечал, что селенгозы.
Святой опять спросил: «Куда же ты их несешь и зачем?» Феофан отвечал, что несет их в подарок в Руссик, и что
они съедобные. Потом Феофан остановился было вынимать; святой же спросил: «Еще что есть?»
Феофан: «Ничего больше нет».
Святой же ответил: «Нет, есть еще нечто, вынимай». Феофан, рассердившись (на недоверие старика), начал вынимать и
остальное, святой же сказал: «Я знаю, что у тебя та вещь, которую я ищу; знаю, где она лежит, и взял бы ее сам, но
не желаю прикоснуться к твоей торбе: поэтому сам давай мневещь поскорей, иначе выброшу вон все из твоей торбы».
Феофан сказал: «Ладно, все выну, и если только окажется у меня твоя вещь, то бери ее», - начал выкладывать и ос-
тальное. Святой же со вздохом сказал: «Змиеязычный... Неблагодарный... Хищник... Осужденный... столько забрал, а
все еще ему мало, побольше беззаконности беззаконнику надо...» Феофан спросил, про кого это он говорит? В это
мгновение лицо святого засияло, как солнце, так что Феофан не мог смотреть на него, и, пригнув голову к торбе,
опять
спросил: «Про кого ты это сказал, и что ты за человек?»
Наконец, Феофан вынул котелок, который лежал на дне торбы, завернутый с травой фаскомиля, которую на Афоне пьют
вместо чая, и, когда вынул траву, обнаружился котелок; святой протянул к нему руку и, ухватив его, сказал: «Вот та вещь,
которую я ищу». Феофан в свою очередь ухватил за котелок, чтобы не дать унести его, и сказал: «Отдай, зачем берешь?
Он не мой, а чужой, оставь его». Но святой отвечал: «Ты чужд еси, ибо держишь его у себя в торбе».
Феофан стал опять говорить: «Оставь, он чужой, а вовсе не твой, как ты говоришь», - и стал усиливаться отнять его из
рук старца, но святой слегка потянул котелок на себя, и котелок так легко отстал от пальцев Феофана,
как если от теста кусочек кто пальцами отщипнет (1) .
Вслед за сим старик стал невидим.
Чудесное и внезапное исчезновение старика на глазах у Феофана так ужаснуло его, что у него затряслись колени и
он без сил опустился на землю.
Наконец, придя в себя, он продолжал путь и, возвратившись, рассказал все случившееся
с ним братии, которая изумлялась и недоумевала, кто бы мог быть сей ревнитель скита и блюститель завята их старца,
но не могли представить себе, что это был святой Нил, ибо он, явившись перед тем за четыре месяца Феофану на лесной
поляне, не открыл своего имени, а открыл его, лишь спустя еще три месяца, когда, явившись дважды во образе Игнатия,
спас Феофана от бесов, потом исцелил от побоев, беснования и грыжи. Тогда святой сказал: «Имя мое Нил, живу я над
Каравостасом». Одно только было для всех несомненным, что последнее чудесное явление с котелком не могло быть
от силы бесовской, но было небесным явлением какого-либо угодника Божия.
Итак, ныне открылась тайна, кто был тот, который тогда отнял котелок и исчез. Это был святой Нил, и теперь, когда
он через Феофана передавал слова свои братиям келлий Дионисия и Тимофея и Феодориту, то в удостоверение истин-
ности и божественности слов оставил сей котелок, чудесное исчезновение которого было всем известно.

Феофан передал кому следовало все слова святого и сам стал тщательно соблюдать все его заповеди, а также с помощью
некоторых братии исправил спуск в пещеру, согласно повелению святого, чтобы и старики могли посещать ее во здравие
души и тела.
После этого около года мирно прожил Феофан в своей пустынной каливе, тщательно стараясь исполнять все заповеди
святого.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1920
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Пред.След.

Вернуться в Бог и Душа

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6

@Mail.ru