Проповеди монахов

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 11 июн 2019, 14:21

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 4. Искушение, постигшее Феофана за нарушение им заповеди. Святой является в сонном видении, обличает грех,
объявляет наказание и берет свои мощи. Вторичное явление его Феофану во время соборования и исцеление
Феофана. Явление в храм во время бдения, когда святой Нил вернул мощи Феофану.


После своего чудесного исцеления Феофан был совершенно здоров, как и раньше, ожидая истечения сорокадневного сро-
ка, чтобы получить обратно от святого отобранные мощи, как тот обещал ему. Сороковой день приходился как раз на неделю
Просвещения; 21 февраля 1816 г. Феофан отправился на бдение в кириако (собор). Когда началась третья песнь канона,
он пришел в исступление; ему в видении явился посланный из лавры с письмом, в котором Феофана немедленно требовали
в лавру, чему Феофан весьма удивился и испугался, не зная, как отвечать посланному, но отцы скита понудили его идти,
и он пошел. Войдя в лавру, перед зданием ризницы увидал он святого Нила во образе монаха Макария, раньше жившего
в скиту и незадолго перед тем перешедшего в лавру; Феофан поклонился ему, не догадываясь, что это сам святой Нил;
последний же спросил: «Как дела?»
Феофан: «Вашими святыми молитвами, хорошо».
Святой: «Как поживают отцы?»
Феофан: «Как им поживать? Что им делается? Тебе их жизнь известна, от которой ты ушел, перейдя сюда; какое
теперь тебе до них дело?»
При этих словах святой укоризненно покачал головой и сказал: «Как это ты говоришь, что нет мне никакого дела до
них? Не ради ли того, чтобы выкупить тебя, пленника, попался я сам в заключение в монастырь?» Феофан не понял, что
этими словами святой намекал на то, что, милуя Феофана, допустил он отрыть свои мощи и перенести их в лавру. Свя-
той укоризненно покачал головой на слова Феофана, что ему нет дела до скитян, ибо прп. Нил не переставал пещись и
предстательствовать молитвенно о каждом из них.
Феофан: «Желал-бы и я попасть в такое заключение, как твое».
Святой: «Положим, что и здесь я не в остроге, но все же мне здесь не так приятно, как в прежнем моем тихом жилище;
впрочем, я вижу, что и там теперь суета человеческая и суматоха; поэтому дух мой мирствует здесь».
Феофан, все еще думая, что говорит с Макарием, который жил в Новом скиту и ушел оттуда в лавру во время нашествия
разбойников на Св. Гору, и понимая последние его слова в том смысле, что он доволен тем, что здесь ему безопаснее,
сказал: «Воздай славу Богу, промыслившему о тебе, за то, что тебя приняли; этим ты избавился от превратных людей,
ибо в нынешнее время люди стали таковы, что недостойны и имени человеческого, а не только звания монашеского, ибо
и малейшего подобия монашеского не имеют».
Святой: «Оставь это. Они-то все хороши, но ты столь развращенный сосуд (диавольский), что хуже тебя грешника быть
не может, и никогда не бывало равного тебе».
Феофан: «Поверь мне, отче, воистину грехи мои таковы, как ты говоришь; я действительно таков, каким ты меня
называешь».
Святой: «Если ты сознаешь себя таковым, то как же осмеливаешься судить других? Постишься и воздерживаешься от
едения плодов древесных, а плод братии твоих пожираешь? Ради поста (т. е. покаяния) не вкушаешь маслин и плодов,
а мяса человеческие жрешь?
Поста ради не вкушаешь от плода лозного (т. е. не пьешь вина), а кровь человеческую пьешь? Много безумцев творят
так же, как ты, безумец, подвизаясь не во оправдание и спасение свое, а в свое осуждение. Вы подобны рыбам, больше
всего любящим глубину вод; красота гор, холмов, лесов и деревьев - не в силах привлечь их взора (т. е. грешники,
как рыбы, - темную пучину предпочитают красоте берегов, предпочитают темную глубину порочной жизни созерцанию
красот Небесного Царствия).
Зная это, рыбак, умудренный Богом, поймав рыбу в сеть, не извлекает ее тотчас из воды, чтобы она не билась, но
оставляет ее до времени в воде, пока длится ловитва, чтобы с одной стороны она плеском своим не пугала бы других рыб,
а с другой стороны, чтобы не задохлась, не загнила, не сделалась бы годной лишь в отброс и пищу чайкам от жара
солнечного и теплого южного ветра; посему держит рыбак сеть в воде, пока не подплывет к берегу. (Прим.: этой притчей
святой Нил высказывает, как грехолюбивы наши души, как мало в них любви к горнему, как велика привычка их ко
греху и привязанность к дольнему, так что от рыбака требуется великая премудрость уловить душу грешника в сеть спасения,
т. е. веры, надежды, любви, покаяния, соблюдения заповедей и постановлений церковных; рыбарь не требует от них сразу
духовного совершенства и свободы от всякого греха, не извлекает сеть с рыбой из воды, но оставляет с сетью в греховной
стихии, ибо не в силах они перенести ни жара лучей солнечных, ни теплоты южного ветра; если раньше времени из-
влечь их, то они погниют и станут годными в пищу чайкам, т. е. бесам;
например: подвижник, освободившись раньше
совершенной любви от страстей, не вынесет сего осияния, но умрет, возгордившись, и, воссмердев гордостию, сделается
годным лишь в отброс. Поэтому, да не осуждают спасающихся за явные их грехи, как только что осудил Феофан братий-
скитян, сказав, что в них и подобия монашеского нет, ибо это тайны премудрости Божией, уловившей рыбок в сеть спа-
сения, но до времени оставившей сеть с ними в греховной воде).

(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 12 июн 2019, 14:29

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 4. Искушение, постигшее Феофана за нарушение им заповеди. Святой является в сонном видении, обличает грех,
объявляет наказание и берет свои мощи. Вторичное явление его Феофану во время соборования и исцеление
Феофана. Явление в храм во время бдения, когда святой Нил вернул мощи Феофану.



Святой: «Итак, благополучны ли отцы?»
Феофан: «Здоровы пока».
Святой: «Дай Господи. Да дарует им Бог мир, единодушие, любовь взаимную; однако ты ошибаешься, полагая, что они
здоровы, ибо не могут быть они здоровы, так как не ревнуют о стяжании монашеских добродетелей, не стараются подражать
монашеской жизни отцев, не свои грехи и души испытывают, но испытывают дела небесные, т. е. тайны суда Божия (т.е.
восхищают суд Божий и вместо того, чтобы укорять самих себя, оставив свои грехи, занимаются пересуживанием ближних
и осуждением).
Вот им пример, показывающий, сколь невозможно знать наперед суд Божий о человеке. Вместо того, чтобы судить
людей, кто хорош и кто худ, пусть они положат пред собой гранату и состязаются, судя по внешности ее, какова она
внутри, хороша или худа (т. е. гранату по внешнему виду не узнаешь, гнилая она или хорошая, а только когда разрежешь
ее; если она согнила, то изнутри выйдет смрадный дым).
Если по внешнему виду невозможно правильно судить даже о гранате и наперед узнать хороша ли она, то возможно ли
предрешать небесные таинственные суды Божии о людях?
(Пример о сей гранате святой привел в ответ на суждения немоществовавших страстью осуждения скитян, осуждавших
Феофана, считавших его недостойным таких чудес, которые явил на нем святой Нил, ибо порочность и глубина его гре-
ховного падения была всем известна. После сих слов святой в притче о некоем пленнике описывает историю Феофана и
те причины, которые побудили святого открыто помогать Феофану).
Некто попался в плен разбойникам - предстоятелям лукавого; так как в то время некому было его выкупить, то и
увели они его на чужбину. Но пленник, будучи хитер, перехитрил лукавого, убежал из плена, прибежал к одному знакомому,
чтобы он скрыл его, а тот для большей безопасности отослал его обратно в вертоград, откуда его раньше увели, когда пле-
нили. Когда он пришел в вертоград сей, которому покровительствует владычествующая Царица, то стал искать себе
пастыря и обходил всюду, но никто не желал его принять, все поносили и гнали; в таком затруднительном положении
он не знал, что ему делать. Воспользовавшись этим, лукавый вор снова подкрался к своему бывшему пленнику и стал на-
шептывать ему: «Доколе здесь страдать будешь? Уходи вон из этого огорода: наверное в другом месте найдешь отраду».
Пленник же отвечал: «Это ты истину говоришь, что вне сего сада мог бы я обрести покой, но я никого там не знаю»;
Вор: «А кто же здесь в саду принял тебя, как своего знаемого? Уходи отсюда, а там найдешь себе многих друзей». Пленник:
«Я бы и сел на корабль, да хлеба нет на дорогу; что я буду делать?» Вор: «О хлебе ли заботишься? Я научу тебя, как
достать; только ты обещайся исполнить мой совет. Чтобы хлеба достать, пойди на поляну, нарви первых отпрысков
укропа, снеси их в любой монастырек; за него тебе дадут вдоволь хлеба на дорогу; тогда садись немедленно на корабль,
и поспеши это сделать».
Пленник согласился сделать все, как советовал ему вор, пришел на поляну, куда и я (св. Нил) пришел, делая вид,
что тоже ищу укроп близ одного запустелого крова (т. е. хижины); видел я, как пленник в то время страдал душою,
недоумевая, что ему делать. Поэтому, когда мы сошлись и он поздоровался со мной, я спросил его: «Что? И корешков
нет, не то что зелени?» Он же отвечал: «Да, был холодный северный ветер и все поморозил». Я отечески осведомился о
причине его печали, но он не отвечал мне; тогда, испросив его вторично, я, как иерей, священной властию, мне данною,
запретил лукавому вору, т. е. отогнал от Феофана беса, завладевшего умом его; бес, скрежеща зубами, как бешеный
пес, выскочил от него, и освободился пленник от беса.
Когда же после этого я увидел, что пленник стал осматривать тот
пустынный кров, вопросил я его в третий раз: «Что с таким вниманием рассматриваешь? Не поселиться ли здесь хочешь?»
Пленник же отвечал: «Под великими кровлями жизни не вынес, - как же возмогу в таком месте? Не дай Бог тут
жить». Я же сказал ему: «Это прекраснейший кров, поселяйся здесь, не предпочтительнее ли это, чем путь непостоянный
(т. е. жизнь в миру)?»
Эти слова подействовали на пленника и он сказал: «Но разве здесь кто жил когда?» Я же отвечал: «Если бы никто
не жил, то и не построил бы сего крова». От этих слов пленник в душе стал склоняться на то, чтобы поселиться
под сим кровом. Увидав в нем эту перемену внутреннего произволения, я, чтобы облегчить ему решение, выразил
словесно готовность мою помогать ему в сем и дал ему следующее обещание: «Поселяйся здесь, а я берусь промышлять
о всем потребном, внешнем» (т. е. для тела). Сказав это, я его покинул и ушел восвояси. Итак, теперь, дав обещание
пещись о нем, не обязан ли я и исполнить его? Могут возразить: ты, может быть, не знал, каков он; избави мя Боже
от такого слова; они не знают его, но я знаю его и исправлю его.
Я не лицеприятствую никому и никого не презираю,
ибо, кто так творит, тот чужд есть Христа, и не от единого стада, и не от чад Христовых. Так как сей погибший искал
себе отца и не мог найти, то я принял его как блудного сына.

Примечание первых списателей. Эта речь святого относится к тем, которые не веровали чудесам, происходившим с
Феофаном, злословили, гнали и преследовали его. Поэтому святой и описывает, как он освободил его от беса, понудил
поселиться в каливе, обещав пещись о нем и заботиться о всем телесном, - все согласно с тем, как описано в начале
книги. Затем святой говорит, что он не лицеприятствует Феофану, якобы предпочитая его другим, и не уничижает других,
это в ответ тем, которые говорили: отчего является он Феофану, а не иному кому? Какая такая добродетель есть в Феофане?
Отвечая тем, которые мыслили подобным образом, святой говорит, что он никого не предпочитает и никого не осуждает,
но все для него равны, как едино стадо Христово, Феофана же принял он в свои объятия, как возвращавшегося блудного
сына, который погиб и был мертв; стал ему являться святой и путеводить ко спасению, не ради его добродетелей, но ради
великих язв души его. Так как враг особо усиливался поглотить Феофана, то святой в противоположном сему - множайшим
долготерпением и многократным поучением спасал его.
Были и такие, которые, видя происходившие чудеса, не только не
славили о них Бога и не благодарили угодника за такое промышление о спасении человека, но, сверх того, еще хулили
и говорили, что это не суть явления святого, но суть действия диавольские, или коварные обманы Феофана, обманывающего
людей. Так и эти, вместо того, чтобы сорадоваться спасению брата, искали умертвить его и довели его своими гонениями
до отчаяния, так что он прибег к содействию бесов, чтобы отмстить врагу, как то будет описано в конце книги. Самое
чудесное в обстоятельствах сих событий то, как могли сохраниться в памяти Феофана все его разговоры со святым, про-
исходившие и в сонных видениях, и наяву, и как они живо помнились им, как будто были напечатаны в его памяти.
(По написании же их - чудесное, благодатное действие силы памяти пропало, и Феофан не мог более пересказать подробно
то, что только продиктовал. Память открылась в Феофане, когда святой дал ему бумагу и перо в видении и повелел все
записать, сказав: «Я говорю, что помнишь»).

(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 13 июн 2019, 12:57

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 4. Искушение, постигшее Феофана за нарушение им заповеди. Святой является в сонном видении, обличает грех,
объявляет наказание и берет свои мощи. Вторичное явление его Феофану во время соборования и исцеление
Феофана. Явление в храм во время бдения, когда святой Нил вернул мощи Феофану.


Все это святой говорил Феофану, сидя на скамейке; при последних же словах встал и затем сказал: «Теперь пойдем
в церковь, чтобы мне передать тебе часть мощей для дикея (настоятеля скита) и в кириако». Они направились к церкви.
Святой спросил Феофана: «Какое звание твое: мирянин ты или монах?» Феофан, взглянув на себя, увидал, что он в
мирском платье, и потому молчал, не зная, что ответить. Святой вопросил о том вторично и, наконец, сказал: «Что ты -
глухой или немой, не слышишь, или отвечать не можешь?»
Феофан: «Сам не знаю о себе - кто есм, и кто несм».
Святой: «Что означает сей ответ: сам не знаю, кто есм, и кто несм? Если ты говоришь, что сам не знаешь своего
имени и не отвечаешь на зов, то ты, следовательно, хуже скотины, ибо, как известно, каждая скотина имеет свое имя
и обращается на зов. Ты так же безчувствен, как безсловесные твари, имеющие имя - и не ведущие его; поэтому я говорю
тебе: ты глух, как дерево, нем, как безсловесный зверь, нет в тебе постоянства и разумной воли, тебя, как ветер траву,
клонит - куда захочет и как хочет. Итак, если желаешь исправиться от этого шатания и непостоянства, то исполни
то, что я тебе сказал, и живи так, как я тебе скажу.
Подвизайся в монашестве с великим вниманием, ничем не пренебрегая.
При исходе марта и наступлении апреля приими пострижение в великий ангельский образ. Да будет тебе имя Пленник
(Эхмалотос), чтобы это имя напоминало тебе обо мне и о том, что я освободил тебя из плена лукавого миродержца; при
этом вспоминай слова антифона, творения Иоанна Дамаскина «Плен Сион ты изъял еси из Вавилона...» - Степенны, глас 3.
Берегись того, чтобы снова не впасть тебе в плен, ибо тогда освободиться будет невозможно из плена».
На повеление святого принять схиму Феофан возразил: «Кто же примет меня (т. е. кто согласится быть подводящим стар-
цем) и кто станет меня постригать? Все меня прочь гонят, и никто не желает принять меня». Святой обратился лицом
к Феофану и сказал: «Об этом я знаю, но ты потерпи (т. е. прости им). Вот иеромонах Герасим Цареградский, не примет
ли он тебя?»
Феофан: «Он послушник (т. е. живет под началом старца), характером непостоянен; как мне знать, согласится ли он
принять меня, или нет?»
Святой: «Если он откажется, то всячески наследователь твой должен принять тебя (т. е. постричь)».
Феофан, думая, что святой называет наследователем преемника келлии, т. е. второе лицо, записанное после владельца
в омологию, которое по смерти первого наследует келлию, отвечал: «Нет у меня наследника».
Святой: «Как нет? У тебя есть монастырь, наследующий по тебе твою келлию, а ты говоришь, что не имеешь наследника».
[Прим.: по местному обычаю, владелец келлии, если не в силах пропитать сам себя, возвращает келлию (или каливу)
монастырю, а тот должен его принять и упокоить до смерти].
Феофан: «Положим, что так. Но скажи еще, что означает то, что ты сказал про апрель, и про который апрель ты говорил?»
Святой, обратившись к Феофану, сказал: «От дня окончания месяца вод (водолея-января), нынешнего - свесь (т. е. точно
отсчитай) месяцев - в 37. В сих свешанных месяцах будет заключаться недель - 162. В сих свешенных неделях будет
иметься дней - 1135. В сих свешенных днях будет иметься часов - 13618, - и наступит день недельный. Т. е. через три
года, когда скончается вербная седмица, в неделю ваий, во время литургии, сотвори обеты твои, приими со страхом и
трепетом пострижение в великий ангельский образ, совлекись ветхого человека вместе с принятием нового образа и облекись
в нового.
Не принимай помысла, который будет тебе говорить так: пока ношу образ ветхого, т. е. пока еще не постригся в схи-
му, - поживу в свое удовольствие, а когда приму образ нового, тогда уже заживу по-новому. Нет, нет, отвергни от себя
эти мысли, не допускай и в мыслях твоих возможности тебе жить, следуя похотям плоти. Предупреждаю тебя, что тебе
предстоит сильная брань с похотениями плоти и с лукавыми помыслами; поэтому сиди в своей каливе, с терпением побеждая
сих и ожидая исполнения сказанного срока, для облечения в нового человека; будь непоколебим, как столп, т. е. непристу-
пен, как крепость, против находящих на тебя помыслов; ибо, пока не достигнешь гавани, т. е. смерти, морю подобает быть
безпрестанно возмущаемым всевозможными ветрами, которые стараются топить корабль, т. е. церковь, и всякого плывущего
по нему, т. е. всякого христианина, плывущего на челноке своем по морю житейскому; но если слова мои будут для тебя
рулем, и ты будешь управляться сим кормилом, т. е. творить то, что я тебе заповедал, - то не бойся.
Старайся всеми силами избегать вольности в обращении, ибо от вольности рождается многословие, от многословия -
злословие, а злословие порождает осуждение; за осуждение же человек предается блуду, блуд же рождает отчаяние, от-
чаяние - зависть (праведникам), а зависть - убийство, т. е. ненависть праведников. Убийство же - смерть, смерть безко-
нечную во огне вечном.

Смерть же, прежде смерти телесной, есть грех, за который душа грешника предается в рабство и в поругание мучителю-
демону, являющему свое владычество; в неверующем - хулою над верою, в еретике - гордыней, дословно - похвальбой, в
человекоугоднике - лестью, в гордеце - прозорством, в сребролюбце - поклонением (злату), в неблагоговейном - дерзостию,
в воре - алчностию к хищению сокровищ, в блуднике - неистовым разжением, в непостоянном - забвением, в злопа-
мятном - злобою. Безсилие же душе причиняет леность. Безпечность и леность нерадящего о душе своей делают его
душу безплодной. Обращение монаха к суетам, многим попечениям и многим стяжаниям расточают его духовное сокро-
вище, подобно тому, как у имеющего житницу и нехранящего ее весь хлеб растаскивают муравьи, мыши и птицы. Житница
означает духовное сокровище, которое приобретает монах, отрекаясь от мира и становясь на тесный иноческий путь
ради совершения покаяния и с пострижением получая отпущение прежде содеянных грехов, как бы второе крещение; это
сокровище и есть житница, которую посем каждый может или преисполнить пшеницею, т. е. добродетелями и добрыми
делами, или расточить, т. е. обнищать духовно и не только не собрать добрых дел в течение жизни своей, но утратить
и прежние добродетели, какие имел.
Большею частию утрачивают монашествующие свою пшеницу, когда предаются
суетным заботам и стяжаниям; (поэтому святой Нил и говорит: "Как расхищают житницу: птицы (т. е. помыслы, мечты о
всяких приобретениях и имуществе), мыши (т. е. кропотливые хозяйственные заботы) и, наконец, муравьи (т. е. дух рев-
ностного и многотрудного многостяжания)"
. Храни же себя от всего этого, что сейчас говорю; соблюдай все, что ныне
сказал и что раньше говорил, ибо время снимания гроздов приблизилось; смотри же, чтобы тебе не оказаться незрелым,
когда срежут тебя; чтобы не оказались бы плохими ягоды на тебе, чтобы не выкинули их вон из точила, не повергли бы
на попрание демонам, а самую лозу не исторгли с корнем и не ввергли в пещь огненную; "идеже плач и скрежет
зубов"».
При этих словах святой и Феофан дошли до дверей церковных. Святой, остановив Феофана словами: «Постой тут»,
- пошел в храм; Феофан же стоял у паперти, ожидая когда он выйдет. Наконец, святой вышел и, покачав два или три
раза головой, сказал: «Что мне с вами делать (1) - многих частей мощей не хватает. Обладающие ими, т. е. лавра,
небрегут о сем, т. е. раздают части, но за это я накажу их, наведу бедствие, и истяжу с них. Если я долготерплю доселе,
то значит ли это, что я забываю (свой запрет)? Впрочем, главная вина лежит не на них, а на тех, которые первые
овладели ими и похитили (из пещеры)». Затем святой вручил Феофану одну часть, ту самую, которую (раньше благословил,
т. е. позвонок) и которую 40 дней перед тем отнял, явившись в сонном видении и наложив наказание - болезнь. Передавая
ему эту часть, он сказал: «Сия да будет тебе защитником и промыслителем твоим; имей ее с собою в каливе твоей. Сей
промыслитель попечется обо всем необходимом для тебя; поэтому ты не требуешь ни собственных забот о себе, ни помощи
и заискивания у других людей, так как сей промыслит все и попечется обо всем, ты же все заботы свои, все попечение
и все помыслы имей лишь о спасении души твоей». Затем святой вручил Феофану вторую небольшую часть и сказал:
«Сию передай дикею» (настоятелю). Феофан, увидав, что часть, определенная дикею, такая небольшая, сравнительно с его
частью, взволновался, ибо испугался, что это послужит поводом к новым укорам со стороны скитян, и воскликнул: «Как, эта
моя, а эта дикею?» На это святой с великим спокойствием ответил: «Чего вспылил и зачем кричишь? Где ты находишься?
Разве ты один в поле, что так громко кричишь?» Но Феофан еще раз так же вскрикнул: «Не согласен принять ее (для
передачи); передай с кем-либо другим». На это святой спокойно произнес: «Что же остается мне делать с тобой, как не то
только, что делают с неистовствующими, - ни что иное, как засадить тебя в пиргу? Я так и поступлю с тобой, чтобы ты
научился, как вести себя, находясь в обители, и не кричать, когда разговариваешь со мной». Услыхав о пирге, Феофан
испугался и смирился. Тогда святой вручил ему еще меньшую часть и сказал: «Передай ее в собор». Потом, указав на са-
мую большую (т. е. позвонок), сказал: «Имей себе сию и храни ее, как я тебе сказал». Феофан сказал: «Буду чтить и
хранить (позвонок прп. Нила); будет гореть пред нею неугасимая лампада; когда же буду совершать последование (днев-
ных служб), то буду возжигать пред нею свечку».
Святой: «А как совершаешь ты свои службы, по книге?»
Феофан: «Я некнижный - на четках справляю».
Святой: «Сколько же четок считаешь? Т. е. сколько полагаешь Исусовых молитв с малыми поклонами за весь
суточный круг служб?»
Феофан: «Разве я считаю?»
Святой: «Как же ты тогда называешь это последованием?» (Т. е. совершая как попало, не по установленному чину.)
Суточное богослужение совершай следующим образом: за сутки считай 77 четок, т. е. 7700 молитв: «Господи, Исусе Христе,
Сыне Божий, помилуй мя» - с крестным знамением и поясным малым поклоном.
Совершай это (последованием), старательно
и неопустительно. Остерегайся еще впускать в келлию свою юного и безбрадого, чтобы не сделал из тебя враг прах и
попрание ног своих».

(1) «Что мне с вами делать?» Восклицание сие имеет смысл, подобный восклицанию Христа: «О, род неверный и развращенный! Доколе
буду с вами? Доколе буду терпеть вас» (Мф. 17, 17).
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 14 июн 2019, 15:01

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 4. Искушение, постигшее Феофана за нарушение им заповеди. Святой является в сонном видении, обличает грех,
объявляет наказание и берет свои мощи. Вторичное явление его Феофану во время соборования и исцеление
Феофана. Явление в храм во время бдения, когда святой Нил вернул мощи Феофану.


Феофан: «Что же мне делать, старче, когда все проходящие заходят ко мне и просят пить?»
Святой: «Имей для этого всегда на крыльце у дверей кувшин с водою и пусть там пьют. Если зайдет к тебе муж
зрелый, то остерегайся произносить какие-либо поучительные речи или принимать от него какие-либо наставления, или
вступать с ним в словопрение; если же он что от тебя потребует, т. е. или что заставит сделать, или ему дать, или станет тебя
укорять, то яви свое смирение, нестяжание и кротость, исполни то, что он от тебя требует; с терпением снеси его укор, но
в спор с ним отнюдь не вступай. Так научил нас поступать Господь наш Исус Христос. Если он станет поучать тебя
чему, то дав ему окончить речь, скажи: "Отче, моя голова несмысленна, как у скотины, т. е. поучений словесных не
могу понять, если же что могу усвоить, то только из примера".

О таковых учителях, которые наставляют примером собственной жизни, и Господь сам сказал: "Кто сотворит и научит,
тот великий наречется в Царствии Небесном" (Мф. 5, 19).
Храни свою цистерну, кладезь с водою - сердце, чистой и береги ее, как зеницу ока». Т. е. соблюдай себя от всякого
лжеучения превратных наставников, дабы сохранилась чистота и неповрежденность веры, а также храни сердце от всякой
мути страстей.

Феофан понял последние слова в прямом смысле и сказал: «Что мне делать, отче? Крыша у меня худая?» Т. е. с нее
вода стекает в цистерну.
Святой: «Покрой новой, хорошей, чтобы было безопасно».
Феофан: «Давно уже стараюсь найти материал для нее, да никак не достану».
Святой: «Попробуй достать в скиту; если же не найдется, обратись к эпитропам монастырским, объясни им свою нужду,
они найдут и дадут тебе на крышу. Остерегайся подавать повод к соблазну отцам, ибо они, видя тебя столь возвели-
ченным среди всех святогорцев, т. е. тем, что удостоился таких необычайных и небывалых небесных явлений святого
Нила, - негодуют, пересуживают, осуждая тебя и хуля дела, содеянныя мною над тобой. Ходи на литургию в параклис,
т. е. не в собор, чтобы не показываться на глаза отцам скита, чтобы они тебя не видели, не смущался бы их дух, и не
возмущались бы».
Феофан: «Не понимаю, за что гневаются они на меня?»
Святой: «Они имеют повод негодовать на тебя, но ты какое право имеешь негодовать за это на них? Какое оправдание
можешь ты иметь в том, что злобишься на них за это и оскорбляешься сим? Из этого видно, что ты себя не почитаешь
равным малому зерну, но считаешь себя горой Афонской.
Посадил огородник редечное зерно в землю, выросла прекрасная зелень, но листья эти никому не нужны, а нужен
корень. Когда же огородник вырыл редьку, то оказался корень подгнившим, вонючим и изъеденным червями. Что же сделает
с ней огородник? Не выкинет ли ее (с грядки) на сторону? (Это приточное изображение Феофана, впавшего в тяжкие
грехи - загнившего и поеденного червями в бытность его в общежитии и за это изверженного с общей грядки и повер-
женного на сторону, т. е. в пустынную каливу.) Так, или нет? Подобен ей и ты. Поэтому не оскорбляйся и не злобся,
т. е. считай себя достойным всяких поношений. Старайся всеми силами ходить путем мира, т. е. не давать себе чем-
либо возмущаться, чтобы дух твой мирствовал. Это я сказал тебе раз навсегда, т. е. в последний раз. Больше мы с тобой
не повстречаемся. Твори то, что я сказал тебе, и не бойся».
На этом беседа окончилась, и Феофан пошел от церкви к монастырским воротам. Здесь вторично встретил его святой,
но уже не в первом своем образе, а во образе лаврского врача (Анатолия). Святой приветствовал Феофана словами: «Как
поживают отцы, и как поживает отец Герасим?» (Это второе явление и было ради Герасима, а не ради Феофана, ибо Ге-
расим был горячий почитатель святого Нила, всегда молился ему, и ныне, впав в скорби, усиленно просил его помощи.
Поэтому святой и явился отдельно во образе врача, чтобы передать через Феофана Герасиму слово обличения и
наставления.)
Феофан: «Что ему сделается».
Святой: «Как его немощь? Он просил меня помочь ему в немощи его, но что больше могу я ему сказать, кроме того,
что сказал? Пусть творит то, что я ему сказал, и не боится (т. е. что раньше передавал через Феофана, как мы видели
выше); пусть держит себя как можно дальше от Феодорита, ибо диавол вложил в последнего великую ревность, чтобы
увлечь в злое дело и Герасима, дабы этим сделать Герасима прахом и попранием ног своих (т. е. диавольских). Сей лже-
язычный (т. е. Феодорит) прельщает его (т. е. уговаривает лестно покинуть скит и переходить в его новую келлию),
убеждая в сем всякими благословными доводами, а в то же самое время, с другой стороны (т. е. в отношениях братии
келлии к Герасиму), диавол, ненавистник мира, способствует (уговорам Феодорита иным путем), подстраивая разные тонкие
ловушки (т. е. столкновения). Но как я могу помочь ему, когда у него внутреннее (предложение) одно, а поступки про-
тивные; он склоняется на советы лисьи, т. е. поступает согласно непостоянному характеру своему. Когда же, вследствие этого,
попадается, как лиса в капкан, тогда прибегает опять к Анатолию. Скажи ему, чтобы он делал так, как я ему раньше
наказывал, и передай то, что я сейчас сказал; если исполнит, то все хорошо будет. Я имею к нему любовь (т. е. предста-
тельствую о нем пред Богом и покрываю его своею благодатию). Поэтому, пусть он (не смущается в скорбях, находящих на
него), но переносит скорби с терпением, ибо ему предстоит еще в два раза больше того перенести, сколько он доселе
перенес; иначе я отниму мою любовь от него, и тогда, хотя бы тысячи тысяч раз и тьмы тем раз молил, не изменит
больше Анатолий своего решения. Такова воля Анатолия, так он поступит, если сей то сотворит (т. е. если Герасим
поддастся на лесть Феодорита и, вопреки запрещению святого, покинет скит и перейдет к нему). Приветствуй его от меня».
Потом Феофан вышел из ворот, пошел к скиту и очнулся. В руках он держал те самые части мощей, которые 40 дней
тому назад чудесно исчезли из запертого сундука и ковчега, и которые посем во время соборования он видал в руках у
святого во время своего исступления, когда святой сказал ему, что возвратит их ему в присутствии многих. Великое
умиление нашло на Феофана, из очей его неудержимо полились слезы, и он от всего сердца возблагодарил святого
за все.
Итак, обещание святого возвратить мощи свои в присутствии многих исполнилось, ибо Феофан очнулся, окруженный бра-
тией-скитянами, которые, будучи во время богослужения встревоженными криком Феофана, когда он противился святому
во время своего исступления и не хотел принять части мощей для передачи в скит, сбежалась к нему. Предполагая, что
он уснул и бредит, они стали толкать его, будить, кричать ему в ухо, зовя его по имени, чтобы он проснулся, но все
усилия были тщетны, ибо, будучи в исступлении, он не мог воспринимать никаких внешних ощущений, так как весь
был поглощен созерцанием видения. Когда же видение окончилось, он опустил руки с мощами святого Нила, пришел в
себя и, на вопросы изумленной братии, рассказал все, что только с ним произошло. При этом от мощей святых исходило
весьма сильное неизреченное благоухание, исполнившее собою весь храм. Феофан тут же передал части дикею и в собор.
Так произошло чудесное вручение Феофану св. мощей святым Нилом в самом соборе, в присутствии всех братии, дабы они
чрез это убедились в истинности явлений его Феофану и всех сотворенных над ним стольких чудес. (Такое очевидное
и несомненное чудо) должно было заставить скитян отвергнуть от себя всякий помысл сомнения или неверия.
Вторичное же явление во образе врача Анатолия было ради молитв ко святому некоего иеромонаха Герасима, которого
постигли многие скорби и он горячо молился святому о заступничестве. Сей Герасим с самого начала чудесных проис-
шествий с Феофаном являл особую веру и усердие к святому Нилу. Братия-скитяне, бывшие свидетелями чудесных исце-
лений с Феофаном, услыхав от него слова, сказанные святым, желала, чтобы все это было записано. Посему Герасим, будучи
хорошо грамотен, помог в этом Феофану и записал все со слов Феофана (т. е. все явления, вплоть до последнего события
в 1816 году). Феофан же сам был малограмотен. Так по порядку были записаны Герасимом со слов Феофана: во-первых,
избиение Феофана бесами и последовавшее затем его исцеление от грыжи, побоев и беснования; вслед за этим Герасим записал
явление святого Феофану наяву после Николина дня и последовавшие затем события, разрушение каливы бесами, спасение
Феофана голосом святого; потом было записано явление святого (во образе пастуха), данные им Феофану заповеди, запрещение
есть рыбу и прочее. Имея веру в святого, Герасим молил его о себе, дабы он наставил его на путь спасения. Когда, по
смерти старца Тимофея (о котором святой упоминал в беседе с Феофаном так почтительно и любовно, называя его «Кир-
Тимофеем», т. е. Господином-Тимофеем), под началом которого жил Герасим, среди братии произошло смущение. Виновником
смущения, как мы видели из слов святого, был Феодорит, который ушел из братства келлии, перешел в другой скит и
манил к себе Герасима. Герасим, бывший еще в сане иеродиакона, удержался. За это и похвалил его святой, когда беседо-
вал с Феофаном в 1814 году во образе пастуха, порицая Феодорита и передавая Герасиму следующие слова: «Как мирство-
вал (т. е. как сей раз мирно перенес смущение и не подвигся), так и впредь да мирствует, да пожнет, да снесть плод, и
пусть не принимает помысла, что в ином месте для него будет покойнее». Приняв от Феофана эти слова святого, Гера-
сим тогда же дал клятвенное обещание пред св. престолом неизменно пребыть на месте пострижения. Но вслед за этим
восстали на него еще большие напасти, и Феодорит, пользуясь ими, усиленно убеждал Герасима перейти к нему. В туге
сердечной, не зная, что делать, Герасим прибегал к святому. В ответ на это, святой явился Феофану в измененном против
первого образе врача Анатолия и приказал передать Герасиму вышеприведенные слова, укоряя его за неустойчивость помыс-
лов. На Герасима до этих скорбей восставали подобные напасти, немедленно вслед за тем, как он поклялся не уходить с кел-
лии, но тогда он просил помощи святого и устоял. Исцелил святой также Герасима от (заикания), которое весьма смущало
Герасима, ибо ему предстояло принять священство; он усердно просил святого об исцелении от сего, и святой исполнил его
просьбу. (Позволим себе высказать здесь несколько слов по поводу отношения святого Нила к открытию и разделению
его святых мощей, вызвавших его негодование. Из жития святых мы видим, что они двояко относятся к своим св.
останкам: одни предоставляют себя на раздробление и благодатное пользование, являя сим свою любовь «до конца» к
братиям, бедствующим на земле, другие же, проведшие жизнь свою в совершенном удалении от мира, не допускают даже
открыть своих мощей, как, например, прп. Антоний Печерский и многие другие прославленные угодники, мощи которых
находятся под спудом. Известны случаи, как они возбраняли попыткам открыть их могилы чудесным исхождением огня
и опалением покушавшихся. Такое же отношение к своим останкам мы видим и во святом Ниле. Обладая смиренномуд-
рием в глубочайшей степени, он не желал быть чтимым и по смерти своей; посему, против обычаев Афонских, согласно
которым принято отрывать кости усопших по прошествии трех лет и складывать их в особую гробницу, святой клятвою
запретил касаться его мощей. Впрочем, это он сделал по особому внушению Духа Святаго, ибо Богу угодно было про-
славить угодника Своего мироточением, чего не могло бы быть, если бы его открыли через три года.)

(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 16 июн 2019, 14:11

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 5. Преследования Феофана ненавистниками приводят его в отчаяние, он решается спалить судно Дионисия и уйти с
Афона. Благодать св. мощей св. Нила возбраняет Феофану сие осуществить. Последовавшее исступление Феофана и видение им
покрова Матери Божией над Св. Горой и спасение Св. Горы от погубления ради молитв преподобных Афонских Ее заступничеством.


Как мы сказали выше, Феофан передал определенные святым Нилом части дикею Кавсокаливского скита Леонтию.
Тот принял их с великим благоговением, обделав в серебро и положив в ковчеге с прочими мощами, почивающими
в соборе скитском ради поклонения им. (Прим. переводчика. Эти две части и поныне находятся в том ковчеге;
толкователь и последний списчик сей книги сподобился лично их видеть и поклониться им, как и челюсти святого, храня-
щейся в келлии Спанон). Свою же часть (т. е. позвонок), Феофан взял с собой для положения в своей каливе; так повелел
ему святой, обещая, что она будет промыслителем и хранителем души и тела его, что вскоре оправдалось на самом
деле.
После последних чудес Феофан подвизался некоторое время успешно, безмолвствуя в своей пустыне, отражая лукавые
помыслы, терпением побеждая нападки завистников и сопротивников, помня, что святой предсказал ему неизбежность
сего преследования людьми и востания страстей, и поступая во всем так, как научил его святой. Со стороны врагов особенно
преследовали Феофана два человека, один из них был Дионисий, владелец келлии Спанон, которого, как мы видели выше,
святой обличал, повелевая ему через Феофана продать свое судно и пчел, разведенных им на острове Тассо, и угрожая,
в противном случае, большими убытками. Другое лицо, преследовавшее особенно яростно Феофана, не названо по имени в
книге сей, но, по-видимому, это был Мефодий, названный святым «богобородым», от которого святой предостерегал Фе-
офана, предсказывая, что Феофану много придется претерпеть чрез него. Как мы видели, Дионисий не исполнил повеления
святого. За это, незадолго до описываемого времени сильная буря оторвала судно его от пристани и разбила его. Дионисий
не вразумился сим знамением, не покаялся в своем преслушании святому и не внял его обличениям, но, ожесточившись
сердцем, всю злобу свою сосредоточил на Феофане, выставляя его виновником сего злоключения и клевеща на него, что он
нарочно разрезал канат и погубил его судно, чтобы оправдать свои лживые пророчества.
Феофан, вспоминая заповедь святого:
«Чти отца твоего и мать твою», - и толкование ее, сначала переносил кротко все нападки Дионисия и прочих, злосло-
вивших его, но, так как ненависть Дионисия и другого скитянина (Мефодия) не умалялась, но все возрастала, то он,
наконец, подвигся сердцем и, поддавшись гневу, был охвачен им, утратил мир душевный, впал в ненависть к врагам, без-
винно преследовавшим его, и, поддавшись злопамятству, дошел до того, что, наконец, решился на отчаянный и погибельный
для себя самого шаг: отмстить Дионисию так: спалить его новое судно и бежать в Царьград, где оклеветать Мефодия
перед турками. Так, нарушение заповеди о безгневии привело Феофана на край погибельной пропасти, и если бы не чудесная
помощь святого немощному в борьбе со страстями Феофану,
то Феофан стал бы несомненно жертвой
диавола.
В ночь на 20 августа 1816 г. Феофан, вознамерившись осуществить злой гибельный умысел, вышел из своей каливы
и направился к пристани у Каравостаса, где стояло судно Дионисия, чтобы спалить его. Пройдя некоторое расстояние, вспом-
нил, что забыл захватить огниво; и посему вернулся за ним в келлию, но не доходя до келлии, оступился в темноте, упал
с высоты двух сажень вниз, потерял на некоторое время сознание и весьма был испуган, но, оправившись, возвратился
к прежнему намерению и не отказался от своего греховного предприятия. Прийдя в келлию, он стал разыскивать огниво.
Когда отыскал, вышел из келлии, стал запирать дверь, но оказалось, что ключ он оставил в келлии. Вернулся за ключом
и, войдя, услыхал какой-то странный стук, исходящий из того места, где стоял ковчег со святыми мощами преподобного
Нила. Феофан высек огонь и засветил свечку, чтобы посмотреть, что такое стучит, но когда подошел к ковчегу, откуда
раздавался стук, то застучало как будто на дворе; когда же он отошел от ковчега, то стук снова стал раздаваться из
него. Так повторилось несколько раз. Наконец, Феофан, занятый мыслью об исполнении своего умысла, не обратив вни-
мания на сие знамение, которое являл святой, чтобы Феофан опомнился и вспомнил бы заповеди его и слова его, затушил
свечку, вышел и замкнул дверь, но, отойдя немного, вспомнил, что оставил и на сей раз огниво в келлии, вернулся снова
за огнивом. Открыв дверь, он увидал, что вся келлия освещается сиянием, исходящим с крышки ковчега, стекло же
этой крышки все пламенело, и на нем ясно сияли огненные буквы какой-то надписи, блестя, как золото, на светлом пла-
менном фоне. Изумленный сим чудом, Феофан первоначально решил бежать в скит и оповестить о сем братию, чтобы они
пришли бы и убедились в сем. Захлопнув дверь, побежал в скит, но, выскочив за ворота, переменил решение и вернулся,
чтобы сначала описать надпись, блиставшую на стекле. Когда на сей раз вошел в келлию, то прежнего света уже не было,
сияли лишь буквы золотой надписи. Феофан зажег свечку и, взяв карандаш, хотел писать, но, взглянув на надпись, не
увидал ее больше на стекле и был этим огорчен, думая, что она совсем исчезла. Скорбя о сем, сел на скамейку. В это
время свеча догорела и потухла. Тогда в темноте надпись опять сделалась видимой, и Феофан понял, что причина исчез-
новения ее был яркий свет свечи; потом он поставил свечу за дверью, чтобы она освещала бумагу, а надпись оставалась
бы в тени; тогда он ее начал списывать. Надпись была в три яруса, между рогами трех крестов, расположенных один над
другим, причем верхний и нижний - маленькие, а средний - большой. Вокруг первого малого креста значились четыре
заглавные буквы слов: «Жив Господь Бог мой» (т. е. безумие мстит за себя, когда жив Господь Бог, отмститель всякой
неправды).
Над левым рогом второго креста было написано: «Умыслил сотворить нечто втайне. Твори себе, что хочешь
сотворить, твори себе, но, если сотворишь - плачем восплачешь, помраченную голову свою оплачешь и будущей жизни
не обрящешь».
Под левым рогом второго креста была следующая надпись: «Тайно сам за себя отмстить хочешь оклеветавшим тебя
огненною клеветой, но небратолюбно злословящим и ненавистно клевещущим - огненный меч». (Т. е. их и без того ждет
страшная кара).

Над правым рогом второго креста: «Если хочешь отмщение сотворить всуе злословящим тебя, - сотвори, но тогда не
будешь иметь части со мною (т. е. меня помощником тебе).
Если же за дело злословят, то зачем оскорбляешься? Исправь
соделанные беззакония». Под правым рогом креста: «Если же поносят безвинно, - зачем оскорбляешься сим? Благодари
Бога, что сподобился понести такую клевету, ибо сия скорбь есть блаженство, которого жаждут другие».
Под серединой
второго креста - та же надпись, что и сверху, но не одними заглавными буквами, а полностию: «Жив Господь
Бог Мой».
Вокруг нижнего, третьего креста: над левым рогом - «Заушен»; под левым рогом - «Бичеван»; над правым рогом:
«Поруган»; под правым рогом: «Кого ради?» На поле слева и справа против середины нижнего креста - «Отпустите - и
отпустится вам».
Под нижним крестом - «Распят».
Когда Феофан дописал до слов будущей жизни (вторая надпись слева на среднем кресте), то заметил, что те слова, ко-
торые он записал, исчезли со стекла. Феофан стал торопиться, чтобы списать поскорее остальное. По мере того, как он это
списывал, буквы исчезали, так что, когда он окончил списывать, то вся надпись исчезла. Это чудо было прообразом того
чуда, которое совершил святой Нил с памятью Феофана, ибо действием его благодати все слова, которые произнес святой
в беседе с Феофаном, запечатлелись в его памяти так, как будто кто их там напечатал. Когда же святой, явившись
наяву, 18 часов говорил с Феофаном о предметах высоких, духовных и таинственных, превосходящих ум Феофана, и
повелел записать все это, то все эти слова, составившие рукопись в несколько сот страниц, так живо помнились Фео-
фаном, как будто сейчас он их слышал, и он в течение года диктовал их Герасиму. Тогда с памятью Феофана совершалось
то же, что со стеклом сей крышки ковчега, - как только он что записывал, оно изглаждалось из памяти, и он не мог
связно пересказать даже малого из того, что только что так отчетливо продиктовал.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 17 июн 2019, 14:32

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 5. Преследования Феофана ненавистниками приводят его в отчаяние, он решается спалить судно Дионисия и уйти с
Афона. Благодать св. мощей св. Нила возбраняет Феофану сие осуществить. Последовавшее исступление Феофана и видение им
покрова Матери Божией над Св. Горой и спасение Св. Горы от погубления ради молитв преподобных Афонских Ее заступничеством.


Когда Феофан кончил списывать, он сел на скамейку с написанной бумажкой в руках и задумался, размышляя о
том, что должна означать сия надпись. Просидев так некоторое время, он был выведен из своего раздумья шумом и свистом
поднявшегося сильного ветра, от которого затряслась вся калива; это впечатление заставило его забыть о только что про-
исшедшем чудесном явлении и возвратило его мысль к прежнему намерению, для исполнения которого этот ветер был
как нельзя более благоприятен; Феофан промолвил: «О, вот какой подходящий ветер, чтобы спалить судно». Встав с мес-
та, он собрался опять идти к морю, вышел из келлии, продолжая все еще держать в руке листок, замкнул дверь каливы
и, стоя у дверей, взглянул на небо. Увидал к своему удивлению, что над самой его головой растилается что-то белое, как буд-
то густой туман; вглядевшись ближе, убедился, что это не туман, а полотно как будто растянутого паруса, плывущее
так низко над землей, что почти что можно бы достать рукой; это Феофан и попытался было сделать, но немного не
достал. Желая узнать докуда простирается этот покров, покрывает ли он также и лежащий под горою Кавсокаливский скит,
Феофан вышел за ворота, чтобы взглянуть на скит, но, выйдя, пришел в исступление, увидав под собою не Кавсокаливский
скит, а Богородичную церковь, что у верхушки Афона; себя же увидал стоящим в той роще, что на склоне верхушки, над
Богородичной церковью. Над церковью возвышалась высокая мачта; к сей мачте одним концом прикреплен был громадный
треугольный парус, покрывавший весь Афон, а двумя остальными своими концами - одним Ивер, а другим Ксиропотам;

Феофан понял, что это то самое полотно, которое было распростерто над его келлией и которое он пытался достать ру-
кой, но не мог.
Церковь Богородичная была окружена множеством виноградников, больших и малых, но плода на лозах никакого не
было - все были безплодны (несмотря на то, что было время сбора винограда).
На виноградниках стояло множество монахов
в мантиях, с наметками на клобуках, держа в руках земледельческие орудия и недоумевая о такой безплодности виноград-
ников. Монахи беседовали между собой: отчего такая беда приключилась с их виноградниками. Они говорили: «Не знаем,
отчего произошло это несчастие, и какая болезнь постигла наши лозы». «Разве не видите отчего? Не видите, что земля
одичала, поросла сорной травой и черви пообъедали ростки у лоз?» «Теперь уже их не поправишь, остается только пе-
рекопать весь виноградник, от края до края» (т. е. насадить вновь). «Это мы, отцы, все видим, что следовало бы так
поступить, как вы советуете, но нельзя ли потерпеть ему еще, не даст ли он побегов покаяния». «Да, побеги покаяния
надежнее нового насаждения и поэтому желательнее; про новую же посадку нельзя наперед сказать, будет она расти
или нет. Корни же этих лоз хороши, и если выкопаем их, то можем совсем утратить виноградник, ибо в нынешнее вре-
мя весьма трудно принимаются новые виноградники. Поэтому нам жаль трогать его». «(Действительно жаль), ибо не знаете
разве, что когда загорается степь, то гибнут от огня не только высохшие стебли, но и те, которые имеют сок (т. е. зе-
леные), и тех пожирает огонь». Такие речи и подобные им говорили те преподобные монахи, беседуя между собою. Вдруг
Феофан заметил, что нашла грозовая туча, из которой сверкнула такая блистающая молния, что ослепила глаза Феофану;
грянул такой сильный гром, что все стоявшие монахи пали на землю, из грома послышались следующие слова: «Отнимите
покров, ибо нет более для виноградника нужды в покрове сем». Вслед за этим повелением Феофан заметил, что какие-
то люди спешно спускаются с верхушки и затем, охватив канат от паруса, начинают тянуть его; парус стал мало-по-
малу собираться на мачту. Как только земля обнажалась от его покрова, тотчас же там подымался страшный ураган, от
которого все лозы постилались по земле.
Увидав последнее, монахи ужаснулись, недоумевали и говорили: «Откуда взялся
такой вихрь, который повалил все лозы на землю?» Заметив же, что это произошло вследствие отъятия покрова собиранием
паруса на мачту, и что чрез это виноградник подвергся такому губительному ветру, бросили они на землю садовые орудия,
которые держали в руках. Сбежавшись к краю поднимавшегося на мачту паруса, они ухватились за него, стараясь удержать
его, а в то же время умиленно и слезно, в один голос начали взывать и молить: «Пощади, пощади, Господи, и укроти гнев
Твой против виноградника сего». «Пощади, пощади, Господи, и да не яростию Твоею обличиши виноградник сей, ниже
гневом Твоим накажеши его». «Пощади, пощади, Господи! Молим Тя: не отврати Лица Твоего от виноградника Твоего
и Духа Твоего Святаго не отыми от винограда сего». «Пощади, пощади, Господи! Вонми гласу моления нашего и укроти
гнев Твой против виноградника сего, ибо мы много потрудились над виноградником сим». Но вот снова сверкнула ослепи-
тельная молния, и из раската грома раздался глас: «Что вопиете ко Мне? Не видите разве, и не знаете, что давно уже
упадает виноградник сей все больше и больше, а теперь разве есть возможность исправить его? Сего ради судил Я наслать
на сей безплодный виноградник аггела сатанина, дабы он искоренил его, ибо не плоды приносит он Мне, но одни по-
ругания».
Услыхав сей грозный суд, преподобные стали еще умилительнее и жалостнее взывать: «Пощади, пощади, Господи!
Призри на моление наше, не лиши, Господи, виноградник сей благодати Твоея». «Пощади, пощади, Господи, отврати от
виноградника сего ярость восстающих на него». Но Господь не внимал их молению, парус продолжал мало-помалу подни-
маться на мачту; но монахи, несмотря на это, не выпускали из рук края его, так что, наконец, вместе с ним сами стали
отделяться от земли и повисли на нем, не переставая в то же время умилительно взывать и молить за осужденный на
посечение виноградник, причем из очей их струились слезы так обильно, что уносимые ветром, они, как брызги морских
волн в бурю, падали на землю. Феофан, увидав такую пламенную молитву тех преподобных за виноградник и умили-
тельные слезы, сам тоже не выдержал и стал плакать, стоя в роще.
Но вот, из храма Пресвятой Богородицы вышла Бо-
гоматерь с Младенцем на руках и промолвила: «Перестаньте, преподобнейшие и честнейшие! Не видите ли вы сами, во что
превратился виноградник сей, как он уклонился (на путь погибели), какие развращенные души стал плодоприносить?»
Услыхав голос Богоматери, монахи обратили к Ней взоры свои, с великим воплем и слезами умоляя Ее и говоря: «По-
щади, Всецарица и Госпожа (Владычица), давшая дыхание Жизнодавцу, обнови дух и в сем винограднике, Тобою насаж-
денном». «Пощади, Всецарица, Владычица. Утверди виноградник сей». «Пощади, Господи, Господи, ради Млекопитатель-
ницы Матери Твоей; приими моления нас, недостойных раб Твоих, и не предавай виноградника сего пленению и иско-
ренению; не погуби собранных нами в нем ради покаяния под кров Ее». Но Младенец, глубоко вздохнув, мужеским
гласом промолвил: «Ах, и где же, где же они каются?» Сказав это, Младенец приподнял руку, чтобы сделать ею пове-
лительное мановение убиравшим парус, дабы убирали парус скорее, но Богоматерь Своею левою рукою удержала ручку
Младенца, а правую длань Свою приложила к устам Его, не дав Ему вымолвить решительного суда и сделать решительного
мановения тем, которые убирали парус.

(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 18 июн 2019, 13:06

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 5. Преследования Феофана ненавистниками приводят его в отчаяние, он решается спалить судно Дионисия и уйти с
Афона. Благодать св. мощей св. Нила возбраняет Феофану сие осуществить. Последовавшее исступление Феофана и видение им
покрова Матери Божией над Св. Горой и спасение Св. Горы от погубления ради молитв преподобных Афонских Ее заступничеством.


В это самое мгновение Феофану представилось, что на него повалилась сосна и задавила его до смерти. Очнувшись
от своего исступления, в ужасе и страхе он увидал себя стоящим за воротами своей каливы, куда выбежал было
поглядеть на скит, простирается ли и над ним то полотно; в руках своих он все еще держал списанный им листок с
надписью на стекле.
Все это привело его в великий страх, и намерение свое спалить судно он оставил.
Первые списатели книги так истолковали сие видение: «Приточное значение сего видения, как мы, так и большинство,
полагает быть следующим: парус, прикрепленный к Богородичной церкви и простиравшийся над всем Афоном, есть
святой покров Богородицы над сею Горою, и Ее промышление и попечение о ней, благодаря которым Св. Гора и существует
доселе невредимой.
Множество монахов в мантиях и наметках, которые стояли на виноградниках с орудиями в руках, -
суть преподобные отцы, подвизавшиеся на сей Святой Горе и просиявшие по смерти.
Виноградники большие и малые
суть монастыри, скиты, келлии и прочие жительства монашеские в Горе сей, насажденные с великими трудами и скор-
бями сими преподобными, которым они и по смерти покровительствовали.
Лозы - суть монахи. Безплодие лоз произошло
от нерадения монашествующих о духовной жизни и подражании житиям отцев, что повело к уклонению в нынешнюю
нашу скверную и нечестивую жизнь.
Черви, пообъевшие побеги у лоз, суть многозаботливые попечения о временных и тленных
вещах, и прочие, различные, из которых происходят страстные помыслы, омрачающие духовное око.
Глас, сопровождавшийся
раскатом грома и блистающей молнией, был глас Владыки Христа, Который из-за грехов наших повелел, дабы был от-
нят покров над Горой.
Сильный же и губительный ураган, нашедший на виноградник, были злоумышления тех татей,
которые именно в то время умыслили совершить нападение на Св. Гору, т. е. албанцев и римлян (папистов). Так как
это грозило гибелью Св. Горе, то преподобные отцы и умоляли так слезно, чтобы Господь не отнимал от Св. Горы благодатного
покрова Божией Матери, ибо, в противном случае, Св. Гора сделалась бы жертвой татей.
Жена с Младенцем, исшедшая
из храма, была Пресвятая Богородица со Владыкою Христом. Она-то и не допустила Ему дать повеление убрать покров Ее
от Св. Горы.
Падение сосны на Феофана имело целью устрашить его, чтобы, устрашенный сим, он отказался бы от своего
намерения сжечь судно и бежать в Царьград. Вообще же, видение было, как ради Феофана, чтобы смирить его сердце
и вселить в него страх, дабы помочь ему в отсечении злых помыслов, так и ради нас, чтобы мы познали бедственность
нашего положения, опасность его, и пришли бы в чувство, узнав какому осуждению быть преданными на погубление
албанцам и римлянам мы чуть не подверглись, и что воспрепятствовало сбыться сему. Бог, Владыка Человеколюбец ук-
ротил гнев и отвратил бедствие ради слезных молитв угодников Его и Пресвятыя Богородицы, продлив долготерпение и
расточив врагов державною мышцею Своею. Но, если мы не исправимся, престанет терпеть нам, но по достоинству покарает
и по правосудию потребит творящих беззакония (1) .


(1) Здесь в видении Феофана разумеются нашествия римлян и албанцев, которые постигали Афон в начале XIX ст. и которые могут повториться
и впредь (при нынешнем напряженном политическом состоянии). А вот описание катастрофы над Афоном, бывшей
во время печатания сей книги.
В ночь с 13 на 14 сентября над Афоном пронесся страшный ливень с сильной бурей и грозой, продолжавшийся более пяти часов и причинивший на Св. Афонской Горе громадные убытки. Уже за несколько дней пред ливнем в воздухе чувствовалась влажность, густой туман поднимался с моря и со всех сторон окутывал гору, а тучи неслись с запада и, казалось, неподвижно стояли над Афоном. Послышался гром, начала сверкать молния и, наконец, пошел дождь, постепенно увеличивающийся и превратившийся в настоящий ливень. Вода шла в 4-5 аршин поверх земли на ровном месте.
Тысячепудовые камни под напором воды с грохотом отваливались от скал и со стремительной быстротой уносились бурными потоками в бушевавшее море. С крутых гор вода лилась рекой, ничто не могло устоять против водной стихии, которая безпощадно вырывала с корнем вековые деревья и разрушала на пути своем убогие жилища афонских насельников. Буря и сильные удары грома с молнией, которая озаряла своим ярким ослепительным светом всю гору и море, - не прекращалась, так что получалась величественная и вместе с тем страшная картина для созерцания... Такой сильной грозы
и такого страшного разрушительного ливня не помнят старцы, прожившие на Афоне 60-70 лет. Если бы ливень продолжался еще несколько часов,
многие монастыри были бы разрушены.
Нет здесь такой обители, которая бы не пострадала от этого ливня, более же пострадали те обители, которые находятся на берегу моря.
Особенно много (более, чем на 20 тысяч лир) пострадал Пантелеимонов монастырь. В новом монастырском корпусе (что над морем) вода поднималась до второго этажа; арсана (пристань) снесена в море, а бывшие около нее 15 лодок и Пантелеимоновский пароход были засыпаны илом; кожевенный завод (корпус) разрушен до основания. Разрушена «хлебная». Из нее унесено в море сто готовых хлебов, сорок мешков сухарей, много пшеницы, масла, рыбы и бочек с вином. Унесено в море много запасов и материалов, также четыре быка и два мула. Много нанесено с гор в Пантелеймонов монастырь камня и ила. Весь огород монастырский завалило камнями, так что многочисленная (тысячная) братия монастыря и в год не освободятся от этих камней. В
монастыре св. Павла снесло в море два больших каменных корпуса. Половина келлии «Трех святителей» (около Карей) разрушена.
Обитель Благовещения Пресвятыя Богородицы, расположенная в полугоре (настоятель — схимонах Парфений) тоже получила значительные повреждения, исправление которых обойдется не менее 20000 руб. Некоторые из зданий настолько подмыло водой, что они угрожают падением. Много пострадал у сей обители масличный сад с хутором, находящийся на морском берегу, в 5 часах пути от Карей. Целых десять вековых маслин
здесь вырвало с корнем. Здесь же занесло песком весь виноградник, принадлежащий обители. Убытки надобно считать десятками тысяч... В Протатской церкви (на Карее), было на аршин воды. Находящиеся в Карее лавки затопило водою. Дорожные мосты размыло водою. У келлии св. Николая (на Белоозерке) снесло в море близ Ивера до сорока тонн каменного угля «Кардифу». У монастыря Ставроникиты унесло потоком мельницу, повредило мост. На Дафне снесло два моста и каменные стены. У Ильинского скита унесло в море лодки и могуны (парусные судна). От грозы загорелся было лес
на хребте Афона, но дождь залил. Убытки, причиненные Св. Горе ливнем, надобно измерять несколькими миллионами. Поистине, все пророчества прп. Нила о Св. Горе сбываются; остаются пока не исполненными (точнее, не повторенными во всей силе) два: меч и огонь...
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 19 июн 2019, 15:25

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 6. Явление святого Нила Феофану 18 января 1817 года - наяву - на дороге, и 18-часовая беседа.


После событий 2 августа 1816 года Феофан некоторое время мирствовал и безмолвствовал в своей каливе, но,
так как нападки того лица, имя которого умолчено в книге и которого, мы предполагаем, было Мефодий
(богобородый), не прекращались, то Феофан был снова выведен ими из себя; им овладела злоба и желание
отомстить безвинно преследовавшим его. Подпав чрез это во власть диавола, он задумал отчаянное дело: написал на бумаж-
ке страшные заклятия на своего врага с призыванием на него сил бесовских, затем бросил эту записку на воздух про-
тив жилища своего ненавистника; тотчас явился бес во образе ворона и, схватив записку, унес ее. Феофан же решил, не
медля, покинуть Св. Гору и отправиться в Царьград, отчаявшись в возможности продолжать жительство на Афоне, имея
также намерение оклеветать своего ненавистника в Царьграде перед турецким правительством. С этой целью он стал при-
готовляться к отъезду.
Одновременно со злополучием Феофана впал в беду и другой человек, особо опекаемый святым Нилом, а именно Герасим,
которому, как мы видели выше, святой запретил покидать место своего пострига (когда явился Феофану после вручения
частиц мощей во образе врача Анатолия, во время исступления его на бдении в скитском храме). Герасим не вынес скорбей,
несмотря на то, что святой предупреждал его о них, и ушел было из келлии; к счастию, поспешил одуматься и возвра-
титься, но тут ему встретилась новая скорбь: в число братии был принят один благоличный юноша. Герасим начал сму-
щаться женственным видом его лица и весьма скорбел о том, что оказался подверженным такой низменной страсти. Поэтому
он начал требовать от старца и братии, чтобы вновь поступивший юный брат был удален, в противном случае сам гро-
зил уйти. Это повело к раздору среди братии келлии, ибо одни стали на сторону Герасима, требуя вместе с ним удаления
молодого брата, другие, в том числе и старец, не считали нужным уступать их требованию. Феофан тоже вмешался в
эту ссору среди братства келлии Тимофея и, находясь в дружественных отношениях с Герасимом, стал настаивать,
чтобы он отступил от своего требования.
В описываемое утро, побывав в скиту и горячо поспорив с Герасимом, Феофан позволил себе, ввиду его несогласия,
заклять его словами: «Не смей же, если не примиришься с юным братом, ни епитрахили надевать, ни литургисать, ни
- благословен Бог - говорить...»
Гибель, угрожавшая, как мы видим, Феофану и Герасиму, вызвала новое явное и чудесное вмешательство преподобного,
несмотря на то, что при последнем своем явлении год тому назад он сказал, что больше не побеседует с Феофаном ни
наяву, ни во сне. Впрочем, эти слова имели некий таинственный смысл, ибо, во-первых, это должно было побудить Феофана
внимательнее быть к своей духовной жизни и не надеяться на то, что святой будет и впредь так же часто являться ему
и чудесно спасать; с другой стороны, эти слова преподобного имеют отношение и к нам, чтобы мы не ждали бы ныне от
святого таких же чрезвычайных и небывалых чудес, не презрели бы их, но благоговели бы перед ними и ценили бы
слова, сказанные нам посланником Божиим с неба.
Разойдясь с Герасимом, Феофан вернулся в каливу. Нарубив вязанку дров, взвалил ее себе на плечи и понес к свальщику
шапок, дабы свалять две шапки, которые он связал, для того, чтобы на вырученные от продажи сих шапок деньги
уехать в Царьград. Отойдя несколько от своей каливы, он встретил святого, который шел к нему на встречу во образе
духовника Матвея со Свято-Аннинского скита.

Было около восьми часов дня по местному зимнему исчислению времени, что соответствует нашему полдню; беседа
же их продолжалась до двух часов утра, т. е. до рассвета или, по-нашему, до шести часов утра следующего дня, причем,
вследствие чудесного действия святого, Феофан, несмотря на необычайность беседы, не догадывался до самого конца
ее, что говорит со святым Нилом, а не с духовником Матвеем. Стоя и слушая святого с тяжелой вязанкой на плечах, он
нимало не ощущал тяжести ее, не ощущал продолжительности беседы и наступления ночи; только когда святой покинул
его, заметил, что занимается рассвет и что на плечах его ноша. Другое чудо, явленное во время этой беседы святым,
было необычайное изощрение памяти Феофана, благодаря которому он помнил в подробности и в последовательности
все, что говорил ему святой, помнил в течение нескольких лет, пока не записал всего, как повелел святой; по написании
же, он постепенно, по мере списывания, забывал речь святого и не был в состоянии последовательно повторить даже немно-
гое, что только что перед тем подробно продиктовал.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 20 июн 2019, 11:19

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 6. Явление святого Нила Феофану 18 января 1817 года - наяву - на дороге, и 18-часовая беседа.

Когда Феофан поравнялся со святым, они приветствовали друг друга, и святой спросил: «Что нового? Как поживаешь?»
Феофан: «Иду шапки сваливать и набрал дров, чтобы снести туда».
Святой: «А я намеревался посетить тебя, чтобы взглянуть на твою каливу».
Феофан: «Хорошо, я положу дрова здесь, и пойдем».
Святой: «Нет нужды возвращаться - и без того повидались».
Феофан попросил дать ему благословение и подать ему руку, чтобы поцеловать ее, извиняясь, что будучи обременен
ношей, не может положить поклона, и сказал: «Прости, не могу поклониться тебе, так как нагружен». Святой же не
подал ему руки, чтобы поцеловать, но отошел в сторону с дороги, на поляну, потом снова приблизившись к Феофану,
сказал: «Ради чего ты, несчастный, творишь такие соблазны?»
Феофан: «Ни с кем я ничего не говорил (т. е. ни с кем не имею сношений и творить соблазнов не могу)».
Святой: «Кому ты это говоришь? Разве не ты сказал нашему иеромонаху Герасиму: если так, то да не служишь более и
да не литургисаешь, если только не перестанешь изгонять того человека из братства, и да не дерзаешь благословлять
начало и говорить - благословен Бог - ни ектении говорить, ни епитрахили надевать. Вот завтра или послезавтра приедет
отец твой на поклонение на Афон; пускай он видит, что ты такой (т. е. под заклятием) и не можешь служить, и пусть
узнает из-за чего. Ему-то дадут дорогу (т. е. юношу-то отправят из-за тебя), но пусть же и тебе узда будет (т. е. но за это
буди и ты связан клятвою), чтобы и ты боялся впредь. И как осмелился ты так говорить с таким человеком и сказать
ему такие слова? Не знаешь разве, что он человек немощный, несчастный, в скорбях, а ты, вместо того, чтобы утешить его,
творишь ему скандал (закляв не служить и не литургисать - публично разглашаешь распрю). Худо, худо, что мы живем
среди камней, - сказал ты ему, но себя не видишь, что ты, живя в поле (т. е. в пустыне), столь оскверняешь поле сие?»
(Т. е. Феофан позволяет себе осуждать жизнь братства).
Феофан: «Поверь мне, не для того, чтобы сделать соблазн, сказал я ему это, но чтобы заставить их примириться».
Святой: «Ты говоришь, что не хотел делать скандала, а чтобы устрашить его этим? Но какое тебе дело до их внут-
ренних состояний и дел? Не видишь разве своего собственного состояния (бедственного) и своего несчастия? Ты не сидишь
в каливе своей и не творишь той молитвы, какую следовало бы тебе творить, т. е.: "Господи, Исусе Христе Сыне Божий,
помилуй мя, мерзость запустения",
- и не устремляться в чужие дела, вмешиваться в совершение божественного Таинства
(т. е. запрещать иерею литургисание)».
Феофан: «Я этим ничего не повредил, и что я этим повредил?»
Святой при этих словах перекрестился и воскликнул: «Господи помилуй! Да какое твое дело вмешиваться, о, человече?
Как осмеливаешься ты, не взирая на свое зловоние, несчастный, браться примирять других и запрещать совершение бо-
гослужения?!! И что имеет сей человек (т. е. какое препятствие нашел ты в нем для продолжения служения), что ты так
судил его? Хотя он, сознавая в себе сию страсть, и сам не служит, но что такое эта его страсть? Ничего нет, одна тень,
одно лишь паутинное плетение завистника (диавола). Не следует ему только смущаться от сего зловония, которое видит
и ощущает в себе, т. е. нечистых мыслей и смущений, наводимых на него врагом против его воли, - закрыл нос ру-
кой, прошел мимо - и прошло, и ничто есть; он же так смущается от этого, что уходить хочет, но куда же он от ис-
кушений и диавола уйдет? Если уйдет, то все утратит, ибо кто, покинув самовольно место метания (т. е. место пост-
рижения и обетов покаяния), не вышел потом и совсем в мир? Так случилось и с тем иеромонахом нашим (т. е. Фе-
одоритом), которого мы столь старались умирить и не могли успокоить; он все-таки ушел и купил каливу, чтобы якобы
мирствовать; пусть бы и мирствовал себе там; но отчего же, вместо того, чтобы мирствовать, пожелал съездить в мир?
Когда он вернулся из поездки в мир, мирна ли его совесть? Не осквернена ли его мысль? Не жалит ли его ежедневно
мирское жало? (Т. е. воспоминания, впечатления, похотения суетных и пр.). Так бывает и с каждым, покидающим место
своего покаяния, - он впадает в эти страсти, как мы сказали. Не знаю, чего ему недоставало, что он не мирствовал, и что
его принудило уйти. Чем он здесь смущался настолько, что считал невозможным мирствовать и спасаться? Повинующие
(т. е. начальствовавшие над ним, или старец и старшая братия) повиновались ему, т. е. уступали ему, подобно Евлогию,
описанному в житии прп. Антония Великого, подобравшему Христа ради прокаженного на улице и посвятившему себя
на служение ему, но, вместо признательности со стороны последнего получившему ненависть и, наконец, решительное
требование прокаженного отнести его обратно на улицу, туда, где подобрал, ибо ему нравилась базарная толпа, и не хотелось
находиться вдали от сей толпы.
Пусть же Герасим возблагодарит Бога и воздаст Богу славу, как за то, что имеет эту страсть и не может от нее избавиться,
так и за то, что он в общежитии, ибо, не будь этого, он, имея склонность к любоначалию, совершенно погиб бы, сознание
же в себе постыдной сей страсти смиряет его. Не будь сего, не только в скиту ему не удержаться, но и в монастыре, и
во всем Афоне, тогда облекся бы он в гнилую одежду мира. Поэтому, да благодарит он Бога, что Он не отнимает от него
сей страсти. Однажды, по молитвам преподобного отца нашего Нила избавил его Бог от страсти, подобно этой, мучавшей
его, сделав это ради того, чтобы он не пришел бы в уныние и не возроптал бы, а также, чтобы восчувствовал бы милость
Божию, возблагодарил бы Бога за это избавление и прославил бы Его, но он оказался неблагодарным, позабыл и Бога, и
то благодеяние, которое Бог ему оказал. Так как отвращение сердца от Бога не может укрыться от Него, ибо Он - серд-
цеведец, то за это Бог послал ему обручение сей страсти (т.е. неотступно попустил преследовать сей страсти его). Так
Бог сотворил с ним, чтобы не погиб он от своей страсти (псилафизма любоначалия) и чтобы это препятствовало его
погибельным намерениям, которые имеет несчастный».
Внимая этим словам святого, Феофан в уме спрашивал себя: за что сей человек так любит Герасима? Святой же в
ответ на эту мысль тотчас сказал ему: «Если хочешь знать, из-за чего Бог так печется о нем, то слушай и узнаешь.
Божественное попечение о людях бывает двояким: во-первых, вообще печется Господь о каждом человеке, чтобы он не
погиб,
во-вторых, сугубо промышляет о том человеке, коего родители благоугодили Ему благоутробием своим, состраданием
к бедным и милостынями.
Так, например, за страннолюбие родителей Всецарица Богородица, когда следовала с Бого-
младенцем Христом в Египет, явила особую милость к их дитяти, которое Она утешила на руках Своих и накормила
девственным молоком Своим. Благодать сего млека не утратила силы до самой смерти разбойника и явилась в исповедании
истинным Богом Ее Сына (1) .
Но какого примера тебе еще нужно? Возьми пример с лавры. Если бы она не пожалела тебя и не оставила бы тебя
жить в пределах своих, дозволив поселиться в границах своих, на земле своей - получила бы она, думаешь, мощи преподоб-
ного? Но, так как они поступили благоутробно, то за это они и удостоились получить святые мощи преподобного.
Так же точно и келлия Безбрадых: не оказывай они тебе приюта и не помогай тебе несколько в твоих нуждах - не
получить бы им такой большой части пресветлых и святых мощей преподобного. Ну, а где же видишь ты дар Кавсока-
ливскому скиту? Почему они не приобрели благодати святых мощей? За несострадательность их к тебе и за неверие к
святому. Однако сей сострадательный преподобный все-таки пожалел их и воспомянул о них; поминая их малую память
о нем, помянул и их малой частью мощей своих (т. е. уделил и им часть малую).
По этому самому, если родители Герасима столь пекутся, чтобы не попустить погибать беднякам, которые суть чада
Божии, помогая им и словом и делом (т. е. милостынею и заступничеством перед турецкими властями, словом утешения
и назидания), то возможно ли Богу оставить погибнуть дорогому их чаду, тем более, что оно посвящено ими Богу?

И Бог, поэтому, старается исправить его от высокоумия, любоначалия и самомнения, но Герасим никак не хочет рас-
статься со своим высокоумием, и чем только он не прельщается? Идет и прельщается собою (псилафизуется), сидит -
прельщается (псилафизуется), говорит - прельщается, псилафизуется; не имей он такой привычки, имел бы он часть
(т. е. сподобился бы благодати святых, или причастия Святаго Духа); это и для родителей послужило бы большим радованием,
но лукавство его препятствует исполниться на нем намерениям Божиим (т. е. готовности Божией даровать ему сию благодать).
Если же он оставит свое лукавство и склонность к высокоумию - избавится и от своей страсти; великою радостию возрадуются
о нем его родители, в противном же случае надлежит понести его родителям весьма большую печаль о нем.

(1) Выше (в первой части, глава X) о сем сделано изъяснительное примечание.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Re: Проповеди монахов

Сообщение vnifantiy » 21 июн 2019, 12:41

ПОСМЕРТНЫЕ ВЕЩАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА МИРОТОЧИВОГО АФОНСКОГО

Часть пятая . Описание явлений Святого Нила Феофану.

Глава 6. Явление святого Нила Феофану 18 января 1817 года - наяву - на дороге, и 18-часовая беседа.

Что же это за высокомерие в нем, которым он, несчастный, прельщается, сам того ни мало не сознавая (псилафизуется)?
Прелесть эта (псилафизм) есть сие: когда он идет, то помысл в нем говорит: "Я хожу с такой скромностию, нет здесь в
скиту другого подобного мне, я служу хорошим примером всему братству". Когда сидит и с кем беседует, то говорит с
тем же псилафизмом, то есть высокомерно; если собеседник скажет что, не угодное его властительскому уму, он тотчас
гневается. Когда сидит за трапезой, тоже насыщается своим псилафизмом (т. е. пребывает во власти той же страсти высо-
коумия), ищет ропотливым, склонным к осуждению и властительским разумом какого-либо повода (т. е. празднословия
и, перебирая недостатки ближних), и найдя благословную причину осудить кого, - гневается, как никто другой. Когда
читает в церкви, - таким же образом прельщается, псилафизуется. Когда кто посетит его, тотчас возносится над при-
шедшим, считая долгом начальственно поучать его, и сим прельщается (псилафизуется).
Пусть Герасим не прельщается мечтой спасаться в одиночестве».
Здесь святой привел ряд примеров, чтобы уяснить сколь предпочтительнее спасаться в общежитии и сколь много теряют
те подвижники, которые, успешно подвизаясь в послушании, ловятся на прелестную диавольскую удочку вожделения пус-
тынной жизни, которая им не по силам; бросив свой посильный подвиг послушания, удаляются они в пустыню и погибают.
В общежитии страсти, как посторонние подмеси в масле горящей лампады... «перегорают, души очищаются, просвещаясь,
как солнце, и светятся в лике преподобных».

Выслушав эти слова, Феофан сказал святому: «Из твоих слов я могу заключить, что ты хочешь убедить меня покинуть
мое нынешнее жительство и вступить в общежитие, но ты напрасно стараешься; я этого не сделаю, ибо узнал что за
добро общежитие - только одна слава, что общежитие. Ты же расхваливаешь так общежитие за то, что мой бывший
игумен Савва - земляк тебе (Мореец), оттого-то ты так его и восхваляешь».
Святой: «Да разве ты пригоден для общежития, несчастный? Ты для общежития, - что подошва для грядки, которая толь-
ко и может, что топтать свежие побеги и портит молодые растения огородника, за это огородник и изгнал тебя вон.
Итак, будучи изгнан огородником, - куда ты больше денешься, как только в пустынное место (досл.: непотребное место).
Таков и ты, непотребная подошва общежительская, которую изгнали оттуда, чтобы не отравляла других, изгнали в место
никому не нужное, чтобы ты смердил себе там, где живешь, и смердишь величайшим смрадом.
Впрочем, для тебя послушание общежития заменяет сие: исполняй все то, что сказал тебе святой; без совета и без
спроса ничего не предпринимай и никуда без совета не ходи, ибо как сказано: муж безсоветен - сам себе враг.
Выслушай, о, уединенник, еще одну притчу, как прекрасно блестят камешки на морском берегу...
Невозможно постичь искусство монашеской жизни и обрести мир душе ( т. е. свободу от страстей), без пособия
послушания...

...Ушедший из общежития в одиночество потом возропщет и скажет: "Зачем не остался я в общежитии, ибо я теперь
страдаю от внутренней мысленной брани" (гл. 2, часть 3)». На это Феофан возразил: «Что же ты-то, расхваливая так
общежитие, живешь одиноко и не поступаешь в него? Наверное оттого, что деньги имеешь, не хочешь лишиться их, и много
у тебя всякого добра». Святой же продолжал: «Да, предпочитают одиночество общежитию именно ради того, что дорожат
своими деньгами и своими кастрюлями... то есть следованию своей воле и помыслам...» Посем, завершив свою речь о преи-
муществах общежития, святой коснулся и главного порока в нем, многословия, и, сравнив многословие с ехидною, рож-
дающею только подобных ей ядовитых ехидн, истолковал троякое девство души, и отсюда, сравнив добродетели с голубем,
горлицею и соловьем, голубь - образ чистоты и незлобия, горлица - целомудрия и молчания, соловей - любви к Богу
и молитвы,
начал многие свои поучения и слова о разных предметах.
Толкование преподобного, как неверие и похоть (1) рождают грех и как грех рождает смерть; толкование грехопадения
прародителей и сказание о том, как Бог готов был простить людей, если бы они покаялись, и как люди ожесточились
сердцем, после чего святой сказал: «Вот и ты с твоим советником творите то же самое: предпочитаете путь погибели.
Как Бог дал Адаму заповедь, чтобы он спасся чрез соблюдение ее, так и преподобный отец ваш Нил дал вам спасительную
заповедь, чтобы она послужила бы для вашего спасения, но вы так же презрели спасительную для вас заповедь преподоб-
ного, как Адам и Ева презрели заповедь Божию...»
Истолковав грехопадение Адама, святой уяснил, сколь великою благодатию обладали люди, как они были светосиянны,
и сколь прекрасен был рай, посем изъяснил братоубийство Каина (часть 2, глава 2). При сем святой открыл, что Авеля
Бог облек первого благодатию молиться за брата своего.
Посем святой изобразил, как после Адама грех перешел во все человечество, как овладел человечеством, подобно тому,
как плющ овладевает деревом. При этом он разделяет грехи на 33 главные ветви, подразделяемые на три категории, причем
поясняет, как вера, надежда и любовь соединяют человека с Богом, и как наоборот: неверие, отчаяние и злоба соединяют
и уподобляют человека диаволу.
Говорит здесь также о том, что побудило Господа сойти на землю, учредить Церковь и
снабдить ее Телом и Кровию Своей, подобно как соком лозным - грозды, и, как наоборот, диавол передает грешникам свою
сущность и пятиобразие греха. Как ведут борьбу из-за спасения и погибели каждого человека добро со злом (подразумевается
благодать со ангелом-хранителем и злой дух). Сравнение греха с азбукой, о книге жизни, и о том, как в делах людских
перемешиваются добродетели с пороками, то есть добрые и худые побуждения, вызывающие какой-либо поступок, сое-
диняясь в один звук, как буквы в слоге; будущий их разбор на Страшном суде. При этом святой сказал: «Тот, который
отпадает от Церкви, чрез несохранение трех чувств соединяется с адом, ибо беззаконники, т. е. нечистые духи, оплетают
беззаконного человека всевозможными оплетениями... и вполне овладевают им, иссушая все его соки и изнуряя душу его
всевозможными грехами.

Подобно сему, впал в бедственную власть беззаконников и ты с твоим доверенным (другом), вследствие неверия вашего;
они оплели вас и сделали нечувственными».
Услыхав эти последние слова, относящиеся до него, Феофан засмеялся, святой же Нил сказал: «Смеешься, несчастный?
Завтра будешь плакать». Затем он продолжал речь свою: «Итак, каковы же должны быть те несчастия, которым подвергает
себя беззаконник, впав во власть мучителей?.. Сие ведомо лишь тому, кто впадает во власть греха... сиречь бесов, как,
например, ты, беззаконник, изведал сие, впав во власть их».
Затем святой говорит о том, как пал Денница, какова зависть его к людям, как борят злые духи грешников грехами,
а праведников лестию; также сравнивает двоякое упоение грехом и Святым Духом, приводит в пример св. Иакова Пер-
сянина и других святых и говорит, сколько непобедима в людях сила благодати Св. Духа, и как призрачна сила отвер-
женных злых духов, уловляющих людей прельщениями и запугиванием...
Затем святой раскрывает, что именно открывает диаволу доступ в душу человека для искушения его, а именно: неверие
сердца, т. е. не только выраженное неверие догматам, но и в верующем - нечувствие живой веры, затем - нечистота и
отчаяние,
и сравнивает их с тремя дверьми дома, которые, когда бывают заключены, то неприступна душа для татя и
в ней воссиявает благодать... Затем приводит пример уловления души диаволом чрез лесть некоего
подвижника.
Далее святой убеждает грешников ни в коем случае не отчаиваться и обращаться с покаянием к Всещедрому Искупи-
телю, Который распялся за нас, а также поясняет, почему невозможно покаяние для злых духов.

Затем излагает, как произошел потоп, как Бог давал время на покаяние, и как возненавидели люди Ноя... Затем преподоб-
ный указывает на степень растления нынешних людей, обличая монашествующих в нерадении к богослужению, затем взывает
к посвятившим себя Богу, дабы внимали себе, хранили бы себя от пороков и соблюдали монашеские добродетели, причем
приводит притчу о паре, о самопожертвовании горлицы за горлицу, о последующем самоотречении и о скорбной жизни
горлицы (часть 3, главы 5-4).
В заключение сей притчи святой взывает к иереям, иеромонахам и досточтимейшим монахам, дабы старались подра-
жать сей горлице, также хранили бы себя от празднословия, особенно по св. Причастии, особенно иереи, которым подобает
весьма обдумывать и размерять слова свои...
Затем святой спросил: «Феофан! Ходил ли ты когда, хотя раз, в пещеру?»
Феофан: «Не хожу, ибо святой запретил мне ходить».
Святой: «Хорошо делаешь, что не ходишь, и не ходи, пока не сделаешься монахом; когда же примешь схиму, тогда ходи
в пещеру, и приими возвещение преподобного Нила, т. е. возьми на себя обязанность передать возвещенные им слова
людям, а также заботу о возжигании лампадки в пещере. Когда же примешь схиму, да не упустишь когда-либо надеть
ее на себя»...
Вслед за сим святой выяснил значение монашества, как воинствования Царю Небесному, сравнив разные степени мо-
нашества с разными степенями боевой готовности войска; привел пример доблестного и малодушного воина и, наконец, снова
обратился к Феофану: «Ходи в пещеру и приими завет преподобного Нила; потом приходи, и уходи и не замедляй, но
будь лишь - заходя и выходя - ибо, видя тебя там, смущаются, хулят сострадание и безмерную милость Божию, которую Он
сотворил тебе, недостойному созданию Своему, явившему такую неблагодарность в недостоинстве твоем благодетелю
твоему».
Феофан же сказал: «Не буду ходить, ибо впадаю в искушения». Святой: «Ходи и не бойся, ибо к тому времени успо-
коятся производящие соблазны, но только, когда ходишь, да не умедляешь, но уходи поскорее из окрестностей келлии».

(1) Здесь делается краткий обзор, пересказ (или конспект) речей прп. Нила, выше изложенных подробно.
(продолжение далее).
vnifantiy
участник форума
 
Сообщения: 1773
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 07:48

Пред.След.

Вернуться в Бог и Душа

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Majestic-12 [Bot] и гости: 8

@Mail.ru